Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Изменение исходного кода программы неизбежно ведет к изменению исполняемого/объектного кода, следовательно, с точки зрения правовой охраны изменением программы для ЭВМ признаются как изменения исходного кода, так и изменения исполняемого/объектного кода.

Признание в качестве объектов авторских прав исходного текста/кода и объектного/исполняемого кода и предоставление им правовой охраны (ст. 1261 ГК РФ) также свидетельствуют о том, что изменения могут вноситься как в исходный, так и в объектный код.

Следовательно, и при разрешенной правообладателем (разработчиком) модификации либо легальной адаптации программы для ЭВМ, и при ее незаконной переработке оба ее элемента — исходный код/текст и исполняемый/объектный код — могут быть подвергнуты изменению.

Статья: Исходный текст и объектный код программ для ЭВМ как объекты правовой охраны (Гинодман Е. ) («Сайт «Закониус», 2021)

В отсутствие разрешения правообладателя, явно предусмотренного договором, пользователь программы для ЭВМ не вправе осуществлять переработку (модификацию) программы — то есть любые ее изменения, которые приведут к результату, не предусмотренному в договоре с правообладателем (разработчиком программы для ЭВМ).

Статья: Критерии правомерной адаптации программ для ЭВМ (Гинодман Е. ) («Сайт «RusЮрист. ру», 2021)

Модификация ПО — это, как правило, действия, имеющие целью не достижение работоспособности на конкретных технических средствах пользователя и/или под управлением конкретных программ пользователя, а внесение более существенных изменений в ПО с иными целями, что существенно отличает ее от адаптации.

Статья: Практические критерии для квалификации адаптации программного обеспечения (Чубукова С. ) («Сайт Петербургского правового портала», 2021)

Мнение правообладателя является определяющим для квалификации изменений и пределов использования программного обеспечения, таких как модификация, адаптация или иное правомерное использование программы для ЭВМ. То есть правообладатель определяет, что есть модификация и адаптация программы для ЭВМ.

Именно правообладатель может и должен устанавливать пределы допустимых изменений в программу для ЭВМ на основании договора с пользователем, поскольку только правообладатель может достоверно определить природу и последствия вносимых в программу для ЭВМ изменений, а именно отличить модификацию от иных изменений, вносимых в программное обеспечение.

Статья: Пределы внесения изменений в программу для ЭВМ (Шмарева А. ) («Сайт «RusЮрист. ру», 2020)

Под модификацией следует понимать не только внесение изменений в исходный и/или объектный код, но также любые иные изменения, в том числе те, которые ведут как к изменению функционала или устранению технических средств защиты, так и к изменению интерфейса программного обеспечения. При этом в связи со спецификой программного обеспечения в результате модификации не всегда появляется новый продукт, в отличие от переработки произведения литературы, науки или искусства, так как в последнем случае обязательно появление производного произведения.

Статья: Модификация программного обеспечения как самостоятельный вид использования объекта интеллектуальной собственности (Горохов Е. ) («Сайт «RusЮрист. ру», 2020)

Квалификация изменений программы должна проводиться исключительно в зависимости от целей и результатов этих изменений, а также с учетом положений ст. 1270 и 1280 ГК РФ.

Статья: К вопросу определения критериев изменений программы для ЭВМ (Соколов Д. , Шишенина И. ) («Сайт Ассоциации поставщиков программных продуктов НП ППП», 2020)

Если изменения программы для ЭВМ носят такой характер, что стало возможным использовать программу не на конкретном оборудовании пользователя в одном экземпляре, а на нескольких видах оборудования в нескольких экземплярах, то это однозначно является неправомерным использованием программы для ЭВМ, что должно порождать соответствующие правовые последствия.

Статья: Проблема правомерной адаптации программы для ЭВМ (Дюков А. )// СПС КонсультантПлюс.

Право на переработку произведения является одним из способов использования результата интеллектуальной деятельности и как таковое принадлежит правообладателю, в том числе не являющемуся автором первоначального произведения, который вправе перерабатывать произведение (в частности, модифицировать программу для ЭВМ или базу данных) и осуществлять последующее использование нового (производного) произведения независимо от автора первоначального произведения.

Глава 2, § 3, «Правовое регулирование интеллектуальной собственности и новых технологий: вызовы XXI века: монография» (Чурилов А. ) («Юстицинформ», 2020)

Возможно, раскрывая термин «переработка» в ст. 1270 ГК РФ, законодатель преследовал такую цель: чтобы любое изменение, которое не является адаптацией, считалось способом использования программы, который требует получения лицензии.

Статья: Толкование переработки (модификации) программ для ЭВМ в судебной практике (Ахобекова Р. ) («ИС. Авторское право и смежные права», 2020, N 5)

Функциональные изменения явным образом должны свидетельствовать о значительности доработок и, как следствие, о создании новой программы, которая может быть самостоятельным предметом правовой охраны.

Переработка — создание нового (производного) произведения на основе уже существующего; модификация (частный случай переработки) — любые изменения/доработка программы, в том числе перевод с одного языка программирования на другой.

Статья: Свободное ПО в реестре российских программ (Смирнова Е. , Серго А. ) («ИС. Авторское право и смежные права», 2020, N 1)

Интересной представляется ситуация, когда программа, переданная облачному провайдеру, технически не приспособлена к тому, чтобы пользователи работали с ней удаленно, и облачному провайдеру требуется внести в нее изменения. Здесь возникает вопрос, нужно ли получать разрешение правообладателя на переработку (модификацию) программы, или же такие изменения программы относятся к адаптации, осуществляемой в целях функционирования программы на устройстве облачного провайдера, что не требует специального согласия? Несмотря на то что пользовательский функционал программы остается прежним, будут изменены исходный и объектный коды, а программа приобретет новое существенное свойство — возможность предоставляться удаленно. Поэтому измененная программа вполне может считаться самостоятельным объектом охраны (производным произведением), а облачный провайдер становится обладателем авторских прав на него. Для правомерного использования переработанной программы и распоряжения исключительным правом на нее облачному провайдеру необходимо получить разрешение правообладателя на переработку (модификацию) программы в соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 1270 ГК РФ.

Читать также:  Какие уникальные аспекты реализации социальных программ существуют в современной России?

Статья: Правообладатель программы для ЭВМ и облачный провайдер: особенности соглашений в сфере облачных технологий (Рагозина В. ) («ИС. Авторское право и смежные права», 2019, N 6)

Модификацию компьютерной информации следует понимать и как изменение в программном обеспечении, посредством которого информация собирается, хранится, обрабатывается, передается, и как изменение в собственно информационном массиве.

Статья: Актуальные вопросы квалификации мошенничества в сфере компьютерной информации (Лебедева А. ) («Безопасность бизнеса», 2018, N 5)

Неоспоримую ценность имеет исходный код компьютерной программы, представляющий собой определенный набор инструкций, написанный на компьютерном языке программирования, сохраняемый в текстовом файле, доступном для прочтения человеком. Возможно, что именно этот факт послужил основанием для законодателя приравнять компьютерную программу к литературным произведениям.

Статья: Защита прав на компьютерную программу (Девлятшина М. ) («ЭЖ-Юрист», 2017, N 25)

Модификация программы для ЭВМ — это перевод объекта интеллектуальной собственности в качественно иное состояние, переработка программ, которая требует согласия автора (затрагивает общественные отношения); адаптация — это техническая операция, которую может совершить любой пользователь, не обращаясь к автору. Модификация приравнивается к выпуску программы для ЭВМ в свет (исключительные права), а адаптация — техническая операция.

Глава II, § 4, «Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства: Монография» (Беневоленская З. ) («Проспект», 2017)

Использование программы для ЭВМ, модифицированной без согласия правообладателя (в частности, в нее были внесены изменения, допускающие использование программы без электронного ключа), признается нарушением его исключительных прав.

Глава II, § 4, «Судебная защита исключительных прав: цивилистические аспекты: Монография» (Андреев Ю. ) («Норма», «Инфра-М», 2011)

Внесение изменений в произведение на основании ст. 1266 ГК РФ допускается только в тех случаях, когда согласие автора выражено определенно. При отсутствии доказательств того, что такое согласие было определенно выражено, оно не считается полученным. Таким образом, устного разрешения автора внести те или иные изменения в его произведение будет недостаточно.

Определение переработки базы данных оказывается более широким, чем общее определение переработки произведения литературы, науки или искусства, так как в последнем случае обязательно появление производного произведения.

«База данных как объект правового регулирования: Учебное пособие для вузов» (Войниканис Е. , Калятин В. ) («Статут», 2011)

Модификация программы для ЭВМ и базы данных — это осуществление любых действий с программой или базой, не представляющих собой адаптацию, являющуюся одним из правомочий пользователя, при этом главное различие между модификацией и адаптацией — в сути и цели внесенных в программу изменений.

При этом вряд ли можно кроме как переработкой (по смыслу действующего законодательного регулирования) назвать внесение в произведение самим автором существенных коррективов в оригинальное произведение, приводящих к его изменению, но не к возникновению второго произведения (когда старое произведение, по сути, заменяется новым): изменение самим автором программы для ЭВМ или базы данных (исправление имеющихся недочетов, улучшение функциональности программы, сопряженное с изменениями в ее коде, в том числе автоматически, через сеть, вносимое в программные продукты, находящиеся у пользователей).

Глава II, § 2, «Программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем как объекты интеллектуальных прав» (Корнеев В. ) («Статут», 2010)

Разбираемся в вопросе защиты софта вместе с экспертом и на реальном примере из судебной практики.

Lars Poyansky / zendograph / Shutterstock / Kari Shea / Unsplash / OlyaSnow для Skillbox

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

В этой статье я начинаю разбирать очень перспективную тему и одну из спорных областей юриспруденции. По работе давно занимаюсь интеллектуальной собственностью, в том числе авторским правом. Расскажу, как устроена правовая охрана компьютерных программ в России и за рубежом.

  • почему компьютерные программы охраняют с помощью авторского права;
  • какие компоненты программы авторское право защищает, а какие — нет;
  • как обстоят дела с судебной практикой и какие сложности возникают при защите софта с помощью авторского права.

С последней четверти XX века в мире наиболее распространена охрана компьютерных программ с помощью авторского права. В Договоре ВОИС по авторскому праву закреплено, что компьютерные программы охраняются, как литературные произведения, а Соглашение ТРИПС уточняет, что в этом режиме охраняется как исходный текст, так и объектный код компьютерной программы. Россия участвует во всех основных международных соглашениях по авторскому праву. Российский законодатель использует при этом старомодный термин «программа для ЭВМ», а в договорной и судебной практике распространено понятие «программное обеспечение». Почему для охраны компьютерных программ выбрали авторское право?Когда в 1940–1950 годах прошлого века появились первые ЭВМ, понятия «программное обеспечение» и «аппаратное обеспечение» были тесно связаны, а владельцами программ являлись крупные производители этих машин. Они использовали средства патентной охраны, а также режим коммерческой тайны для полного контроля над новым изобретением. Однако с развитием компьютерной техники стало ясно, что программы для ЭВМ нельзя охранять с помощью патентного права, поскольку в основном они не отвечают критериям патентоспособности: новизне и неочевидности. Новизна подразумевает, что изобретение нигде в мире ранее не было известно, неочевидность означает, что специалист не может вывести формулу изобретения, пользуясь известными данными. Кроме того, распространение и использование компьютерных программ постепенно становилось массовым — это тоже повлияло на выбор оптимального варианта правовой охраны. В начале 1970-х годов Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) выдвинула предложение создать для компьютерных программ специальную охрану, как для особого интеллектуального продукта, а к 1983 году подготовила проект международного договора. По договору охрана компьютерных программ сочетала в себе черты авторского и патентного права. Но это предложение не нашло поддержки у развитых стран. Те крупные корпорации, которые стали монополистами на рынке программного обеспечения, посчитали правовой режим авторского права наиболее выгодным для себя. К этому времени США уже начали охранять компьютерные программы в рамках Закона об авторском праве 1976 года, а в 1980 году его дополнили специальным упоминанием компьютерных программ. С этого времени ведущие страны мира (Великобритания, Франция, Япония) тоже начали дополнять своё законодательство об авторском праве положениями о защите программного обеспечения. Есть несколько причин, почему компьютерные программы лучше охранять с помощью авторского права:

  • Компьютерные программы отвечают критериям охраноспособности произведения: они выражаются в объективной форме, доступной для человеческого восприятия, и носят творческий характер.
  • Правовая охрана произведений не требует соблюдения формальностей, то есть правообладателю не нужно проходить дорогостоящую и длительную процедуру патентования — права на компьютерную программу возникают с момента её создания.
  • Поскольку патент получать не нужно, не появляется проблем с оформлением прав на программу за рубежом: они возникают у компаний и авторов-программистов на основании международных соглашений в области авторского права. В эпоху интернета и повсеместного использования программных продуктов этот аргумент становится решающим.
Читать также:  Программа для обнаружения и устранения ошибок

Но не всё так гладко с применением норм авторского права. Хотя оно и позволяет решить основные проблемы правовой охраны, спорными остаются важные для программистов и пользователей вопросы:

  • Какие именно структурные компоненты программы охраняются авторским правом?
  • Как защитить те компоненты, которые не попадают под авторско-правовую охрану?
  • Что может использовать разработчик ПО из уже существующих решений для создания новых программ?

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Учись бесплатно: вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Как защитить графический интерфейс с помощью права

Как закон охраняет GUI в США, Европе и России — разбираемся с экспертом по интеллектуальной собственности на примерах из судебной практики.

Sam Adler / WikiMedia / Colowgee для Skillbox Media

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Интерфейс далеко не всегда результат творчества. Чтобы защитить его с помощью авторского права, должно выполняться два условия:

  • Оригинальность GUI. Интерфейс представляет собой нестандартное дизайнерское решение и не является единственно верным способом решить задачу.
  • Факт плагиата. Нарушители напрямую скопировали оригинальные части программы или кода, который их воспроизводит.

На практике сделать это не так уж просто. Поэтому кроме авторского ещё используют право на товарный знак и патентное право. Товарный знак — это слова, изображение или условное обозначение, по которому пользователь может однозначно определить бренд. Это может быть логотип, слоган, музыкальное произведение (или его часть) или видеоролик. После регистрации товарного знака владельцу выдают специальное свидетельство. Патент — это исключительное право на изобретение, как правило техническое решение. «Исключительность» означает, что только владелец патента может свободно распоряжаться изобретением. Юристам понадобилось несколько десятилетий, чтобы разработать более-менее действенные способы защиты графического интерфейса. Первые судебные тяжбы начались ещё в середине 1980-х. В судебной практике США можно выделить несколько значимых прецедентов. Компания Jаslow Dental купила у Whelan Associates программу для бухучёта. При этом исключительные права оставались у создателя. Когда в Jaslow Dental разработали свой софт с похожей структурой, дизайном и логикой, Whelan подала в суд за нарушение авторских прав. Вердикт был такой: авторское право хоть и не защищает идею, но защищает её реализацию — к ним в том числе относятся дизайн и структура. Поэтому суд встал на сторону истца. Постепенно судебная практика стала отказываться от использования так называемой доктрины look and feel для защиты интерфейса. То есть перестала признавать авторско-правовую охрану за дизайном в целом и переключилась на анализ его отдельных компонентов. Lotus Development обвинила Paperback Software в том, что она использовала элементы интерфейса программы для обработки электронных таблиц Lotus 1-2-3 в своём VP-Planner. Чтобы установить, нарушены ли авторские права истца, суд придумал трёхступенчатый тест:

  • Определить общую идею программы и отделить её от выражения идеи.
  • Определить, существуют ли другие способы выражения идеи и много ли в интерфейсе элементов помимо тех, без которых идею нельзя реализовать, — именно такие творческие элементы защищает авторское право.
  • Определить, действительно ли ответчик скопировал творческие элементы в своей программе.

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Кадр: YouTube / Saturday Night Live / Dateline: The Mystery of the Chopped Up Guy — SNL

С трудом верится, что в Altai удивились, когда узнали о чужом коде в OSCAR. Тем не менее руководство собрало разработчиков, которые не имели никакого отношения к OSCAR 3. 4, и приказало переписать адаптер по методу clean room design. Новая версия вышла под названием OSCAR 3. Чтобы выделить идеи и явно отделить их от реализации, суд снова применил трёхступенчатый тест. В результате Altai обязали возместить ущерб CAI на 364 444 доллара, но только за нарушение авторских прав в OSCAR 3. За версию 3. 5, которая, по сути, тоже копировала функциональность адаптера, Altai не заплатила. Да и закон о коммерческой тайне, как выяснилось, на тот момент утратил силу. Зато суд впервые признал, что программа может состоять из нескольких подпрограмм, каждой из которых соответствует самостоятельная идея. А ещё прецедент показал, что авторское право не защищает стандартные программные элементы, к которым в том числе относятся многие элементы GUI. Пожалуй, самое громкое дело по защите прав на графический интерфейс произошло в 1988 году. В начале 1980-х Apple разрешила Microsoft использовать лицензию на часть GUI Macintosh в новой операционке Windows 1. Когда Microsoft внесла изменения в Windows 2. 0 и добавила функции из GUI Macintosh, Apple подала иск, настаивая на подходе look and feel. В Apple считали, что авторское право распространяется на внешний вид интерфейса Macintosh в целом, а свойства отдельно взятых элементов интерфейса не имеют значения. Однако суд изучил по отдельности 189 элементов GUI и пришёл к выводу, что 179 из них Microsoft использовала на основе лицензии. Остальные 10 не подпадали под защиту авторского права, потому что суд либо не счёл их уникальными, либо признал «единственным способом выражения идеи». В частности это касалось рабочего стола, на который Apple пыталась оформить патент. Судья признал, что других способов реализовать идею рабочего стола просто не существует, поэтому отказал Apple в удовлетворении иска. Судебные процессы длились несколько лет, и в 1994 году Верховный суд США окончательно отклонил иск Apple. Именно тогда производители софта с графической оболочкой начали беспокоиться о защите своих продуктов и массово патентовать элементы GUI. В законах США дизайн изобретения называют «промышленными образцами». Их можно охранять законом об авторском праве, патентом на дизайн и товарным знаком. При этом если патент и товарный знак можно использовать одновременно, то патент и авторско-правовую защиту — нет. Патенты регистрируют на расположение декоративных элементов (внешний облик) или форму изделия, рисунки, отпечатки, оттиски, компьютерные графические символы и интерфейсы. Для этого подают заявку в Ведомство по патентам и товарным знакам США (USPTO). Оно рассматривает заявки и выдаёт патенты на промышленные образцы. С 2015 года заявку можно подавать через Международное бюро ВОИС, и она будет действовать сразу в нескольких странах — участниках Гаагского соглашения. Под товарным знаком в США понимают любое слово, фразу, символ, дизайн или комбинацию этих элементов, которые идентифицируют товары или услуги компании. Это то, как клиенты узнают о компании на рынке и отличают её от конкурентов. Товарные знаки регистрируют в том же Ведомстве по патентам и товарным знакам. Там эксперты проверяют их оригинальность и различимость. Можно зарегистрировать только те знаки, которые уже используются на момент подачи заявки. Как и с патентом, владелец товарного знака в США может подать международную заявку, и он будет защищён в странах — участниках Мадридского соглашения. В то же время, даже если знак не зарегистрирован, но компания использовала его в своей продукции и это можно доказать, — скорее всего, суд встанет на сторону компании. Однако такая охрана ограничена территорией, на которой известен товарный знак. В Европе правила похожи, но есть несколько нюансов. Под «промышленным образцом» там понимают внешний вид изделия или его части, которые придают особый вид изделию: линии, контуры, цвета, формы и текстуры. Изделие также включает в себя графические и типографские шрифты. Закон охраняет и зарегистрированные, и незарегистрированные образцы. Незарегистрированные получают юридическую защиту с того момента, как их впервые увидела публика на территории ЕС. Например, на предпродаже или предварительных публикациях товара. Действует охрана в течение трёх лет, поэтому такой режим удобен для продуктов с коротким жизненным циклом. Дизайн образца должен быть новым и индивидуальным. В России закон защищает только GUI, который зарегистрирован как «промышленный образец». В остальном у нас полное согласие с западными коллегами. Согласно Гражданскому кодексу, под промышленным образцом понимают внешний вид изделия. Критерии охраноспособности — новизна и оригинальность. «Новый» означает, что раньше никто не делал аналогичный дизайн, а главное, не патентовал. «Оригинальность» означает, что дизайн изделия носит творческий характер, то есть раньше не использовался нигде в мире для подобных изделий. Чтобы получить патент на интерфейс нужно подать заявку в Роспатент. Можно подать заявку на один образец или тесно связанные между собой образцы — чем, по сути, является интерфейс.

  • заявление о выдаче патента;
  • комплект изображений изделия;
  • чертёж общего вида изделия, если он необходим;
  • описание промышленного образца.
Читать также:  Рассмотрите правовые проблемы государственной программы по репатриации российских граждан из-за рубежа на примере Иркутской области и возможные пути их решения

К заявке нужно приложить документ об оплате государственной пошлины. Датой оформления заявки будет считаться день подачи заявления и комплекта изображений изделия. Заявка проходит две экспертизы: формальную и по существу. На формальной проверяют наличие необходимых документов и правильность их заполнения. После того как заявка пройдёт формальную экспертизу, можно ходатайствовать о временной правовой охране интерфейса. Она действует с момента публикации Роспатентом сведений о заявке и до публикации сведений о выдаче патента. На экспертизе по существу изучают общедоступную информацию, по которой можно проверить новизну и оригинальность промышленного образца. Проще говоря, эксперты гуглят и сравнивают ваше детище со всем, что найдут на просторах интернета. Если заявка прошла экспертизу по существу, вам выдадут патент на 5 лет. Его можно продлить, но не более чем на 25 лет с даты подачи заявки. А ещё каждый год, начиная с третьего года после подачи заявки, за него нужно платить пошлину. Сведения о патенте заносят в единый государственный реестр. Примеры действующих российских патентов на интерфейсПатент: «Интерфейс графический». Патентообладатель: «Самсунг Электроникс» Ко. ЛТД. Патент: «Интерфейс графический пользователя для дисплея компьютера (5 вариантов)». Патентообладатель: «Фейсбук*», Инк. Патент: «Комплект страниц интерфейса». Патентообладатель: ООО «Группа компаний „ПРОТЭК“». Патентная охрана интерфейса в России довольно популярна, и вот почему:

  • охраняется именно внешний вид компонентов, а не то, что у них под капотом, например код;
  • нарушение патентных прав легче доказать;
  • патенты повышают инвестиционную привлекательность компании.

Но даже у патента есть очевидные недостатки:

  • придётся потратить время и отстегнуть приличную сумму, чтобы зарегистрировать патент;
  • регистрировать образец нужно в каждой стране, где планируете продавать софт;
  • один патент защищает один интерфейс.

Судебная практика по делам о защите GUI в России практически отсутствует. Чаще возникают споры о незаконном использовании контента интернет-сайтов. Вот пример. «Веб-студия „Артсофте“» предоставила «Артсофте лабз» права на систему Restoranonline, а именно:

  • совокупность электронных страниц/сайтов;
  • дизайн сайта restoranonline.ru;
  • фирменный стиль restoranonline.ru;
  • весь объём информации, содержащийся на сайте на момент заключения договора;
  • контент сайта restoranonline.ru;
  • SEO-тексты.

В августе 2013 года на глаза менеджеров «Артсофте лабз» попался сайт www. edavmig. ru, на котором, по мнению истца, без его согласия использовали дизайн, часть контента, а также фирменный стиль сайта www. restoranonline. Не пытайтесь перейти по ссылке — оба сайта давно не отвечают. ООО «Артсофте лабз» подало в суд на ООО «Авто 1», ИП Иванова И. и ООО «Мастер-грузчик» за «нарушение авторских прав на контент сайта www. restoranonline. ru» и потребовало компенсацию в размере 3 000 000 рублей. При этом обладателем прав на сайт указали ООО «Веб-студия „Артсофте“», с которым компания заключила лицензионный договор на условиях исключительной лицензии в декабре 2012 года. Кто все эти несчастные юридические лица, на которых подали в суд? ИП Иванов И. — разработчик сайта www. edavmig. ru, общество «Мастер-грузчик» заказало у Иванова интеграцию сайта, а фирма «Авто 1» опубликовала на нём рекламу своих услуг. Чем всё закончилось? Суды всех инстанций отклонили требования истца, поскольку тот не смог доказать, что является законным владельцем сайта. Не было доказательств, что права на спорный сайт перешли от разработчика к «Веб-студии „Артсофте“», с которой и заключил договор истец. Ситуация немного странная, но нас больше интересует вывод суда:

Фанфики и Косплеи vs. Правообладатели оригиналов

Обучение: Защита интеллектуальной собственности

Интерфейс программы для ЭВМ

Подборка наиболее важных документов по запросу Интерфейс программы для ЭВМ (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

  • Программное обеспечение:
  • 58.29.50.000
  • Антивирус КОСГУ
  • База данных это
  • Банк клиент
  • Бухучет программного обеспечения

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Графический интерфейс пользователя как объект интеллектуальной собственности: опыт США и России(Ипполитова Э. )(«Вестник экономического правосудия Российской Федерации», 2021, N 10)С точки зрения А. Савельева, аудиовизуальные отображения являются одной из охраноспособных форм существования программы (помимо исходного и объектного кодов, а также подготовительных материалов), которая, впрочем, отлична от понятия аудиовизуального произведения <42>. Автор подчеркивает, что «вопрос о том, является ли сам пользовательский интерфейс компьютерной программы (а не принципы его организации) объектом авторского права, остается открытым и подлежит разрешению судебной практикой» <43>.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *