Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

Пожалуй, ни одна тема об Израиле не окутана таким туманом тайн и недомолвок, как вопрос обладания ядерным оружием этой страной, которая остается вне рамок Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), открытого для подписания в 1968 году. В своих заявлениях израильские официальные лица никогда не подтверждают, но и не отрицают наличия у Израиля ядерного оружия, а информация о его ядерных вооружениях и планах их возможного применения остается закрытой, официально не признанной и изолированной от остальных событий внутри жизни страны.

В то же время подавляющее большинство экспертов международного сообщества уверены, что у Израиля есть ядерное оружие. Имевшиеся у кого-либо сомнения были окончательно развеяны 5 октября 1986 года, когда в газете The Sunday Times of London было опубликовано интервью бывшего сотрудника израильского атомного научно-исследовательского центра в Димоне Мордехая Вануну, в котором он рассказал о программе создания ядерного оружия в Израиле, сопроводив свое интервью фотографиями, сделанными им на территории атомного центра в Димоне.

В данной статье освещаются аспекты, касающиеся ядерной программы Израиля, его ядерных вооружений и ядерной стратегии.

Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

«Это соглашение стало постоянным ритуалом для каждого американского президента от Ричарда Никсона до Джо Байдена», — сказал журналист Axios Барак Равид.

«Обсуждение стратегических договоренностей впервые обсуждалось между Никсоном и премьер-министром Израиля Голдой Меир в 1969 году, когда ядерный потенциал Израиля перешел точку невозврата», — добавил Равид.

Он отметил, что президенты США Форд, Картер, Рейган, Джордж Буш и Клинтон подтверждали эти устные договоренности на своих первых встречах со своими израильскими коллегами. И Белый дом, и канцелярия премьер-министра отказались комментировать представленные сообщения.

США убеждают Израиль, что дополнительных уступок Ирану по иранской ядерной программе сделано не будет. Власти Израиля считают, что США и ЕС пересекли установленные красные линии, а проект соглашения отличается от текста 2015 года

Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

Правительства США и Израиля ведут сложные и интенсивные переговоры в отношении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, Вашингтон убеждает Иерусалим в отсутствии новых уступок Тегерану. Об этом пишет Axios со ссылкой на неназванных американских и израильских чиновников.

Американские официальные лица настаивают, что результат переговоров с Ираном еще не определен, а заключение соглашения не является неизбежным. Для обсуждения этого вопроса в Вашингтоне на следующей неделе встретятся советник по нацбезопасности президента США Джейк Салливан и его израильский коллега Эяль Хулата. Израильские официальные лица заявили, что ожидают более жестких дискуссий.

В Израиле при этом не намерены доводить ситуацию до публичной конфронтации с США по вопросу ядерной программы Ирана, заверили источники издания. Один из них напомнил, что предыдущий израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в 2015 году из-за этого «испортил отношения» с США. Он говорил, что соглашение станет «ужасом для планеты» и «мечтой для Ирана».

Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе был согласован в 2015 году после многолетних переговоров между Россией, США, Францией, Великобританией, Китаем и Ираном. Он предусматривал снятие санкций с Исламской Республики в обмен на ограничение ее ядерной программы и гарантии, что она не будет создавать ядерное оружие. В мае 2018 года 45-й президент США Дональд Трамп решил выйти из СВПД и восстановить американские санкции в отношении Ирана. В свою очередь, Тегеран стал постепенно сокращать свои обязательства в рамках соглашения, в том числе касающиеся показателей обогащения урана и количества центрифуг. Администрация Джо Байдена заявила об интересе к возвращению в сделку.

Евросоюз на переговорах по СВДП предложил отменить санкции против 17 банков иранских банков и 150 экономических структур, снять запрет на экспорт иранской нефти (через 120 дней после подписания Тегеран сможет экспортировать 2,5 млн барр. нефти ежедневно), а также вернуть Исламской Республике $7 млрд замороженных средств. В ЕС также предложили ослабить санкции против Корпуса стражей исламской революции (КСИР), сообщила Politico в середине августа со ссылкой на источники. В Вашингтоне тогда же заверили, что не меняют своих правил и стандартов в вопросе санкций.

Позднее собеседники CNN рассказали, что Иран отказался от требования к США отменить санкции против КСИР (они были ключевым препятствием на пути к достижению соглашения). При этом в Тегеране потребовали включить в договор компенсации на случай, если США снова выйдут из соглашения. Источники CNN предположили, что такая инициатива «может замедлить процесс, но сейчас, похоже, наблюдается больший импульс, чем в прошлом году».

Принято считать, что Израиль начал осуществление ядерной программы в 1948 г. вскоре после приобретения государственности. При этом основное внимание уделялось тем направлениям исследований, которые могли позволить в перспективе добиться существенной независимости в области как мирного, так и военного использования атомной энергии. В 1955 г. было принято решение о создании ядерного оружия (ЯО), а соответствующая программа стала форсированно развиваться после Суэцкого кризиса осенью 1956 г.

Израиль широко использовал зарубежную помощь, в первую очередь Франции и США, которые не только помогали в подготовке израильских специалистов, но и поставили ключевое оборудование. В частности, в 1960 г. в Нахал

Сореке был пущен американский исследовательский ядерный реактор мощностью 5 МВт на высокообогащенном уране. Практически до конца 1960-х гг. Израиль поддерживал очень тесные отношения в ядерной области с Францией, которая помогла спроектировать и построить тяжеловодный реактор мощностью 26 МВт в Димоне; израильские специалисты работали во французском ядерном центре в Сакле. По некоторым данным, израильская сторона также получила доступ к результатам французских ядерных испытаний и конструкции ядерного заряда (ЯЗ), разработанного Францией. Израиль через свои спецслужбы также имел доступ к информации о ядерных исследованиях в США.

Тяжелая вода для реактора в Димоне первоначально была поставлена Норвегией. Согласно условиям контракта, Израиль обязался использовать тяжелую воду исключительно в мирных целях, а Норвегия имела право осуществлять инспекции на объекте. Однако, используя различные юридические лазейки, Израиль уклонился от выполнения взятых обязательств.

Один из наиболее важных элементов помощи Франции в реализации израильской В. – содействие в создании расположенного в Димоне завода по радиохимической переработке облученного ядерного топлива (ОЯТ) «Мошон-2», который способен ежегодно выделять 20–40 кг плутония оружейного качества. Источником ОЯТ для выделения плутония является французский тяжеловодный реактор, мощность которого в 1970-е гг. была значительно увеличена и составляет, по оценкам специалистов, 75–150 МВт. Реактор был введен в эксплуатацию в 1966 г. , тогда же заработала установка по радиохимической переработке ОЯТ.

К 1980-м гг. Израиль овладел практически всеми «чувствительными» технологиями, включая производство тяжелой воды, выделения плутония и, по некоторым данным, обогащение урана.

Официально руководство страны многие годы проводит политику, получившую название «ядерная неопределенность», при которой не подтверждается, но и не опровергается наличие ядерного арсенала. Однако большинство экспертов не сомневаются в существовании израильских ядерных сил, построенных на основе классической «ядерной триады». Косвенным подтверждением этого может считаться разработка и производство в стране ракетных средств доставки «Иерихон-2», потенциально способных доставить ЯЗ на расстояния, превышающие 1 тыс. км, а также наличие подводного флота, состоящего из трех современных дизельных подлодок, вооруженных крылатыми ракетами (см. Крылатая ракета) большой дальности.

Израиль на протяжении многих лет отказывается присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве неядерного государства и распространить гарантии МАГАТЭ на все свои ядерные объекты. 25 сентября 1996 г. правительство Израиля подписало Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), однако до сих пор не предприняло шагов по его ратификации.

Израиль рассматривается в качестве главного противника создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия. Он крайне остро воспринимает осуществление какой-либо из стран региона значимой ядерной деятельности, способной привести к появлению научно-технических предпосылок создания ЯО, и декларирует возможность нанесения превентивного удара по соответствующим ядерным объектам, как это имело место при бомбардировке иракского реактора Озирак в 1981 г.

Лит. : Тимербаев Р. Россия и ядерное нераспространение. 1945–1968. : «Наука», 1999. 152–154;

Новиков В. Проблема нераспространения ядерного оружия на современном этапе. : Российский институт стратегических исследований, 2007. 175–218;

1949 – премьер-министр Израиля Бен Гурион поручил профинансировать программу обучения молодых израильских ядерных физиков в западных университетах с целью получения ими новых знаний по ядерной физике1.

1949 – 1951 – в Израиле проводится геологическая разработка в пустыне Негев с целью найти запасы урана. Значительных запасов урана не найдено, вследствие чего Израиль вынужден разрабатывать технологию выделения урана из фосфатов, найденных в пустыне Негев2.

1952 — создана Израильская комиссия по атомной энергии, подконтрольная министерству обороны.

1954 – Израиль закончил разработку процесса выделения урана из фосфатов3

1955 — в ходе реализации американской программы Атом для мира в израильском поселке Нахаль Сорек был установлен маломощный исследовательский легководный атомный реактор (IRR-1) бассейнового типа мощностью 5 МВт, на котором велась подготовка специалистов по ядерной энергетике.

1956 – после Суэцкого кризиса интенсифицируются переговоры Израиля с Францией об оказании последней помощи в развитии израильской ядерной программы. Франция принимает решение о строительстве в Израиле более мощного реактора, чем планировалось ранее

1957 – при содействии Французского комиссариата по атомной энергии Израиль подписал с одной из французских фирм секретное соглашение о строительстве реактора в Димоне

1960 – пуск американского реактора IRR-1 в Нахаль Сореке Израиль получает информацию о первом французском ядерном испытании.

1961 – 1969 – представители США наносят серию визитов на реактор Димона с целью убедиться в мирной направленности его функционирования. После 1969 г. подобные визиты прекратились.

1961 – на встрече между президентом США Джоном Кеннеди и тогдашним заместителем премьер-министра Шимоном Пересом последним впервые сформулирована стратегия «рассчитанного умолчания», при которой наличие ядерного оружия открыто не признается Израилем. Во время встречи Перес сказал, что Израиль никогда не станет первым государством на Ближнем Востоке, которое «введет» ядерное оружие (Israeli nuclear nonintroduction pledge)

1963 — Израиль под давлением США подписывает Договор о частичном запрещении ядерных испытаний.

1964 – введение в эксплуатацию тяжеловодного реактора (IRR-2) на природном уране мощностью 26 МВт в Димоне, построенного французской компанией SGN (Saint-Gobain Nucleaire)7

1966 — введена в эксплуатацию установка по радиохимической переработке облученного ядерного топлива (ОЯТ) на заводе по радиохимической переработке ОЯТ «Мошон-2»8

1969 – встреча президента США Р. Никсона и премьер-министра Израиля Г. Мейр, на которой, вероятно, достигнуто неформальное соглашение о том, что США смиряются с фактом обладания Израилем ядерного оружия, а в обмен на это Израиль обязуется не испытывать ядерное оружие и не провозглашать своего ядерного статуса

Конец 1960-х – создание Израилем первого ядерного взрывного устройства10

1972 – Израиль принял на вооружение ракеты наземного базирования Иерихон 1 с радиусом действия до 1200 км, которые способны быть носителями для ядерных боеголовок весом до 750 кг11

1973 – четвертая арабо-израильская война, во время которой, как допускают специалисты, Израиль мог оказаться на грани применения ядерного оружия12

1974 – израильский премьер-министр М. Бегин провозглашает доктрину Бегина, суть которой в том, что Израиль не станет вторым государством, которое введет ядерное оружие на Ближний Восток. Израиль отвергает предложенную Египтом и Ираном идею о создании зоны, свободной от ядерного оружия на Ближнем Востоке

22 сентября 1979 – подозрительная вспышка в Южной Атлантике, которая, по мнению экспертов, появилась в результате ядерного испытания Израиля13

Начало 1980-х – по оценкам экспертов Израиль овладел практически всеми чувствительными технологиями включая производство тяжелой воды, выделение плутония и, по некоторым данным, обогащение урана

1980 – Израиль впервые одобрил идею создания ЗСЯО на Ближнем Востоке при условии заключения мира с арабскими странами и признания ними права Израиля на существование. Израиль принял на вооружение бомбардировщики F-16A/B/C/D/I, способные доставить ядерные бомбы весом до 5400 кг на дальность до 1600 км15. К 2011 г. количество самолетов достигло 205 единиц16

Читать также:  Что именно не так с программой по литературе в средней школе?

1981 – Израиль практически реализовал доктрину Бегина, разрушив иракский ядерный реактор в Озираке

1986 – Мордехай Вануну, израильский физик-ядерщик, работавший в ядерном центре Димона, разглашает секреты израильской ядерной программы. По его данным, в Димоне было произведено 200 боеготовых ядерных взрывных устройств

1990 – Израиль принял на вооружение ракеты Иерихон-2 с радиусом действия до 1800 км18, количество которых к 2011 г. достигло около 50 единиц19

1995 – Обзорная конференция по ДНЯО, на которой обострилась дискуссия между Израилем и арабскими странами по поводу создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ) на Ближнем Востоке. Египет потребовал от Израиля вступить в ДНЯО в течении двух лет после продления Договора. В ответ тогдашний министр иностранных дел Израиля Шимон Перес заявил, что Израиль вступит в ДНЯО через два года после заключения с Тель-Авивом всеобъемлющих мирных договоров арабскими странами и Ираном

25 сентября 1996 – правительство Израиля подписало Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который не был ратифицирован израильским парламентом

1998 – Израиль принял на вооружение бомбардировщики F-15I Ra’am, способные доставить ядерные бомбы на дальность до 4450 км20 Израиль получил приобретенную у Германии первую подводную лодку (ПЛ), способную доставлять ракеты с ядерными боеголовками – ПЛ Дельфин

1999 – доставка Германией в Израиль второй ПЛ Дельфин

2000 – поставка третьей ПЛ Дельфин. Таким образом, Израиль принял на вооружение 3 поставленных Германией дизельных подводных лодки класса Дельфин, оснащенных потенциальными носителями для ядерных боеголовок ракетами Харпун21

2007 – Израиль разрушил объект в Сирии, являвшийся, по мнению экспертов, строящимся ядерным реактором.

17 января 2008 – Израиль провел испытание ракеты Иерихон 3 с радиусом действия более 4 000 км и способностью нести боеголовки весом 1000 – 1300 кг22

2009 – поставка в Израиль еще двух ПЛ Дельфин. Количество израильских ПЛ, способных стать подводными пусковыми установками для ядерного оружия, достигло 5 единиц23

2010 – на Обзорной конференции ДНЯО принято резолюцию, которая обязала в 2012 г. созвать конференцию по проблеме создания ЗСОМУ на Ближнем Востоке и призвала Израиль присоединиться к Договору. Израиль раскритиковал резолюцию и заявил о своем неучастии в конференции по ЗСОМУ. Согласно оценкам СИПРИ Израиль к 2010 г. накопил 0. 8 т плутония, что хватило бы для производства 100 – 200 ядерных боеголовок24

2011 – по оценкам SIPRI количество ядерных боеголовок Израиля на январь составляет 80 единиц, 50 из которых боеголовки для баллистических ракет, а остальное – авиационные бомбы. 25 Израиль достиг договоренности с Германией о поставке 6-ой ПЛ Дельфин26

2011 – 2012 – обострения отношений Израиля с Ираном, повышение вероятности военной атаки на иранские ядерные объекты

2012 – Запланированная на декабрь 2012 г. конференция по учреждению на Ближнем Востоке ЗСОМУ не была созвана конвинерами. Единственной страной региона так и не давшей согласие на участие в конференции остался Израиль.

1 Cohen Avner. Israel and the Bomb. N-Y. : Columbia Univercity Press, 1998

2 Ibid. , p.

3 Ibid. , p.

4 Ibid. , p.

5 Ibid. , p.

6 Ефстафьев Дмитрий, Орлов Владимир. Региональные особенности международного режима ядерного нераспространения. В кн. Орлов Владимир, Соков Николай (ред. ) Ядерное нераспространение. : ПИР-Центр, 2002. 176.

8 Новиков Владимир. Израиль. В кн. : Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); ПИР-Центр, 2009. – С.

9 Cohen Avner. Israel and the Bomb. N-Y. : Columbia Univercity Press, 1998. 336.

10 Ефстафьев Дмитрий, Орлов Владимир. Региональные особенности международного режима ядерного нераспространения. В кн. Орлов Владимир, Соков Николай (ред. ) Ядерное нераспространение. : ПИР-Центр, 2002. 177.

11 Norris Robert S. , Arkin William M. , Kristensen Hans M. , and Handler Joshua. Nuclear Notebook. Israeli nuclear forces, 2002. Bulletin of the Atomic Scientists. 2002, September/October.

12 Ефстафьев Дмитрий, Орлов Владимир. Региональные особенности международного режима ядерного нераспространения. В кн. Орлов Владимир, Соков Николай (ред. ) Ядерное нераспространение. : ПИР-Центр, 2002. 177.

13 Norris Robert S. , Arkin William M. , Kristensen Hans M. , and Handler Joshua. Nuclear Notebook. Israeli nuclear forces, 2002. Bulletin of the Atomic Scientists. 2002, September/October.

14 Новиков Владимир. Израиль. В кн. : Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); ПИР-Центр, 2009. – С.

15 Norris Robert S. , Arkin William M. , Kristensen Hans M. , and Handler Joshua. Nuclear Notebook. Israeli nuclear forces, 2002. Bulletin of the Atomic Scientists. 2002, September/October.

17 Ефстафьев Дмитрий, Орлов Владимир. Региональные особенности международного режима ядерного нераспространения. В кн. Орлов Владимир, Соков Николай (ред. ) Ядерное нераспространение. : ПИР-Центр, 2002. 177.

18 Ibid. , p

20 Norris Robert S. , Arkin William M. , Kristensen Hans M. , and Handler Joshua. Nuclear Notebook. Israeli nuclear forces, 2002. Bulletin of the Atomic Scientists. 2002, September/October.

21 Ibid. , p

Город Димона — настоящий оазис в пустыне Негев. Впрочем, неутомимые труженики кибуцев уже начали решительно озеленять эту пустыню, оживляя ее влагой даже там, где воды, казалось бы, и не было никогда.

Но есть в Негеве и тяжелая вода, к которой кибуцники не имеют никакого отношения. Раньше ее привозили сюда из Норвегии, теперь научились производить сами. «Дейтерий два о» замедляет нейтроны до необходимых для управляемой цепной реакции скоростей в реакторе – наработчике оружейного плутония, который с 1966 года действует в расположенном здесь ядерном центре. Иногда говорят про «ядерный исследовательский центр в Димоне», но на самом деле он расположен за городом. Объекты центра называются «Мошон» — например, реакторный завод это «Мошон-1», а радиохимический комплекс по экстракции из, как говорят атомщики, ОЯТ (отработанного ядерного топлива) плутония оружейной кондиции – «Мошон-2». Оба этих «Мошона» построены с помощью французских специалистов.

Первыми о том, что израильтяне затеяли в 1957 г. в Негеве что-то ядерное, начали догадываться американцы. На стол президенту Эйзенхауэру ЦРУ положило тогда полученные с борта высотного самолета-разведчика U-2 фотографии секретной стройки, легендированной под «возведение марганцевой фабрики». В конечном итоге отпираться насчет специфического характера объекта израильтяне не стали, но заявили, что-де тутошний 24-мегаваттный реактор предназначен исключительно для мирных научных целей. Американцы, разумеется, не поверили, и на всякий случай подарили Израилю маленький 5-мегаваттный исследовательский ядерный реактор в рамках своей программы «Атом во имя мира». Ее Штаты осуществляли в первую очередь для того, чтобы контролировать ядерные амбиции дружественных себе государств. Израильтяне от подарка не отказались и установили его в исследовательском центре Нахаль-Сорек. А когда янки — уже при Кеннеди — добились-таки разрешения проинспектировать «Мошон-1», их начали форменным образом водить за нос. Семь раз приезжали сюда заокеанские инспекторы, и каждый раз им демонстрировали специально подготовленный ложный щит управления реактором, на который компьютером выводились технологические параметры, не позволяющие получить прямые улики в том, что реактор имеет военное назначение.

Сегодня некоторые эксперты считают, что мощность тяжеловодного реактора EL-102 на заводе «Мошон-1» доведена до 150 мегаватт (по более скромным оценкам – до 70). Согласно экспертным расчетам, в год Димона дает от 10,6-18,6 до 20-40 кг плутония-239, и к 2002 г. Израиль получил его от 391 до 687 кг. Этого, согласно некоторым расчетам, хватило для производства как минимум 78-98 или даже 137-172 ядерных боеприпасов вплоть до «хиросимского диапазона» взрывной мощности в тротиловом эквиваленте, а скорее всего и более. Годовая производительность атомной промышленности Израиля оценивается не менее чем в 2-4 новых ядерных боеприпаса в год. Нет сомнений, что израильтяне располагают и возможностями по возврату на боевое дежурство плутониевых зарядов из превысивших гарантийные сроки хранения и разбираемых боеприпасов (при многолетнем нахождении в них плутоний, как говорят специалисты, деградирует и требует восстановления радиохимических и физических свойств).

Здесь же, в Димоне, обогащают уран по 235-изотопу центрифужным и лазерным методами. Добыча исходного сырья (урановых фосфатов) также ведется в пустыне Негев близ города Беэр-Шева, а их переработка в концентрат (закись-окись урана, или «желтый кек») – на трех предприятиях, два из которых находятся в районе Хайфы и еще одно на юге Израиля.

Взрывчатка для водородного оружия – тритий и дейтерид лития – также производится в Димоне. Словом, Димонский (он же Негевский) ядерный центр можно рассматривать как своеобразный аналог росатомовского комбината «Маяк», что в секретном городе Озерске Челябинской области. А в Реховоте, что недалеко от Тель-Авива, действует установка по получению тяжелой воды, кстати, здесь библейский персонаж Исаак однажды выкопал колодец, правда, с водой легкой, питьевой.

Сорек – это речка, исток которой находится рядом с Иерусалимом. Она дала название территориальной единице Нахаль-Сорек, включающей несколько кибуцев и других поселений. Такое же имя носит ядерный исследовательский центр – тот самый, где действует подаренный администрацией Эйзенхауэра небольшой ядерный реактор PR-1. Здесь, действительно, имеет место совершенно мирная активность (например, выпускаются изотопы для радиационной медицины), а сам реактор находится в надзорном поле МАГАТЭ (в Димоне же эту уважаемую организацию в гости никогда не ждали и не ждут). Но, вот, куда экспертов МАГАТЭ тоже не пустят ни за что – это тот сектор Нахаль-Сорека, где ведется разработка ядерного оружия.

Израиль не располагает ядерным полигоном для натурных испытаний, поэтому отработка конструкции ядерных боеприпасов ведется с помощью обычных взрывных технологий и путем компьютерного моделирования, как это сейчас делают великие ядерные державы. Возможно, в прошлом Израиль провел совместное с ЮАР испытание ядерного заряда в Южной Атлантике. Предположительно, именно о таком испытании свидетельствовала таинственная вспышка, которую засек в тамошних водах 22 сентября 1979 г. американский спутник.

Кстати, Южная Африка при весьма вероятной поддержке израильтян сама осуществляла военную ядерную программу и даже произвела (!) 7 собственных ядерных зарядов. С падением режима апартеида эти заряды были добровольно демонтированы под контролем МАГАТЭ. Ну, а высокотехнологичные наработки прежнего режима – и не только в ядерной области – достались Нельсону Манделе со товарищи.

Предположительно первые две ядерные авиабомбы мощностью 20 кт – установочная, так сказать, партия – были произведены Израилем в 1967 г. , и в качестве их носителей рассматривались специально подготовленные легкие бомбардировщики французского производства «Вотур» IIВ. Оснащение же Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) серийным ядерным оружием началось ровно полвека назад, в 1968 г. Оно складировалось на особых войсковых базах хранения. К настоящему времени известно о существовании, по крайней мере, двух таких объектов – рядом с мошавом (сельским поселением) Захария (в библейские времена как раз неподалеку отсюда Давид сокрушил великана Голиафа), где хранятся ядерные авиабомбы, и у населенного в основном арабами-маронитами поселка Эйлабун (в 17 км от библейского же Назарета) – здесь содержатся различные тактические ядерные боеприпасы.

Основными носителями ядерного оружия Израиля 30 лет назад стали полученные от США 50 сверхзвуковых тактических истребителей F-4E «Фантом II». С учетом еще и возможности дозаправки в воздухе они оказались вполне себе стратегическим средством – в их боевой радиус попали даже объекты в южных районах СССР. В некоторых западных исследованиях встречается утверждение, что эти объекты могли быть включены в перечень целей Хель Хаавир (ВВС Израиля) на случай прямого ввязывания Советского Союза на стороне арабских стран в войну против Израиля, угрожающую его существованию.

В войне Судного дня (октябрь 1973 г. ), когда внезапный удар египетских и сирийских войск чуть было не привел к критическому для Израиля развитию событий, по меньшей мере, три ядерные бомбы были подвешены на пилоны израильских «Фантомов». Причем израильтяне сделали это демонстративно – чтобы данные действия незамедлительно выявили технические разведки США и СССР. Это было одним из факторов, побудивших сверхдержавы применить свое внешнеполитическое влияние для предотвращения дальнейшей эскалации конфликта.

Читать также:  Атопический дерматит у детей раннего возраста. Роль медицинской сестры в профилактике атопического дерматита

А ядерный Армагеддон, если бы эти усилия не возымели действие и ЦАХАЛ не смогла бы переиграть арабов на поле общевойскового боя, грозил разразиться нешуточный – принимая во внимание еще и густонаселенность Ближнего Востока. По итогам Октябрьской войны командование ЦАХАЛ приняло решение о размещении на сирийском – наиболее танкоопасном – направлении трех батарей американских дальнобойных 175-мм самоходных пушек М107 с боекомплектом из ядерных снарядов собственного производства мощностью 2-5 килотонн. Более того, для исключения в будущем прорыва сирийских танковых группировок вглубь территории Израиля в конце 1970-х гг. на местности в районе Голанских высот были размещены ядерные фугасы мощностью 0,1 килотонны. Возможно, они до сих пор там сохраняются.

Израильская оборонка освоила также производство ядерных боеприпасов для 203-мм самоходных гаубиц М110 американского производства и нейтронных зарядов.

На смену «Фантомам» – некоторые из них оставлены на хранении – в качестве носителей ядерных бомб в ВВС Израиля пришли американские ударные самолеты F-15I «Страйк Игл» и тактические истребители F-16I «Файтинг Фалкон». По количеству носителей ядерного оружия израильские Хель Хаавир находится в первых рядах сильнейших ВВС мира.

Однако в качестве главного средства доставки ядерного оружия командованием ЦАХАЛ теперь рассматриваются баллистические и крылатые ракеты – соответственно наземного и морского базирования.

Основу наземной ракетной мощи составляют твердотопливные двухступенчатые баллистические ракеты YA-3 («Иерихон-2»), относящиеся к стратегическому оружию средней дальности. Ракета «Иерихон-2» со стартовым весом более 20 т способна доставить термоядерную боеголовку с зарядом мощностью 1 мегатонна на дальность 1500-3500 км. По некоторым сведениям, головная часть ракеты оснащена радиолокационной системой самонаведения на конечном участке траектории. Согласно английскому справочнику Military Balance, 24 ракеты «Иерихон-2» развернуты в составе трех ракетных эскадрилий ВВС (по другим сведениям, общее количество «Иерихон-2», с учетом заскладированных 90 штук). «Иерихонская» ракетная база, находящаяся рядом с поселением Захария, известна как «база Сдот Миха». Любой желающий, набрав Sdot Micha, Israel в поисковой строке интернет-ресурса Goole Earth, может увидеть космические снимки и ракетной базы, и здешнего хранилища ядерных авиабомб. Никаких ракетных шахт обнаружить не удастся по той причине, что ракеты «Иерихон-2» запускаются с самоходных пусковых установок – колесных дорожно-мобильных, либо рельсовых, которые могут передвигаться по специально проложенным путям. Сами пусковые установки спрятаны в подземных укрытиях.

Морская составляющая ядерной триады Израиля – это подводные лодки немецкого проекта IKL800. В их число входят построенные в Киле и Эмдене дизель-электрические «Долфин» («Дельфин), «Ливьятан» («Левиафан» — «Кит») и «Текума» («Возрождение»), а также имеющие воздухонезависимую электрохимическую энергетическую установку «Танин» («Крокодил») и «Рахав» («Морской дракон»). Лодки, являющиеся прототипом субмарин Бундесмарине проекта 212, действительно, весьма удачные. И, в отличие от немецких «двоюродных сестер», они, как считают многие эксперты, оснащены ядерным оружием – стартующими из-под воды крылатыми ракетами большой дальности. Возможно, упомянутые крылатые ракеты, представляющие собой увеличенный турбореактивный вариант израильской же авиационной управляемой ракеты «Попай» (Popeye) класса «воздух-земля» (с твердотопливным ракетным двигателем), носят наименование Turbo Popeye (Popeye-3, Popeye-4).

Западная пресса сообщала, что в 2000 г. Израиль испытал в акватории Индийского океана подлодочную крылатую ракету, пролетевшую 1500 км. Позже появились сведения, что дальность стрельбы такой ракетой может превышать 900 морских миль при мощности термоядерной боеголовки 200 килотонн. Поговаривают, что Израиль уже организовал боевое дежурство своих субмарин рядом с Персидским заливом.

Разумеется, командование Хель а-Ям (ВМФ Израиля) не сообщает о наличии в своем распоряжении Turbo Popeye, храня по этому поводу молчание. Многозначительное. Зато из однажды произнесенных премьер-министром Биньямина Нетаньяху слов о том, что «подводные лодки – гарантия существования государства Израиль» прямо следует вывод: эти субмарины несут отнюдь не только обычное оружие.

Ядерная программа

Старт ядерной программе Израиля дан в 1952 году, когда была создана Комиссия по атомной энергетике, которую возглавил Эрнст Дэвид Бергманн, специалист в области органической химии (он считается «отцом» израильской ядерной программы). В становлении и развитии этой программы большую роль сыграло научно-техническое сотрудничество Израиля с дружественными ему странами. В наиболее широких масштабах оно осуществлялось с Францией и США.

Особенно тесно в разработке ядерного оружия израильтяне сотрудничали с Францией. В 1950–1960 годах специалисты Израиля участвовали в программе создания французской ядерной бомбы и израильской стороне были переданы данные, полученные в ходе проведения Францией в 1960–1964 годах ядерных испытаний в пустыне Сахара. Помимо этого, Франция помогла Израилю создать производственную базу для наработки оружейного плутония. Согласно секретному франко-израильскому соглашению, подписанному в 1956 году, французы построили в Димоне (пустыня Негев, 120 километров юго-восточнее города Тель-Авива) тяжеловодный реактор IRR-2 на природном уране первоначальной электрической мощностью 26 МВт. Этот реактор был введен в эксплуатацию в 1963-м и модернизирован в 70-е годы: по оценке, его электрическая мощность увеличилась до 75–150 МВт. Как следствие наработка плутония оружейного качества могла возрасти с 7–8 до 20–40 килограммов в год.

С момента физического пуска реактора IRR-2 Израиль сделал важный шаг в реализации своей военной ядерной программы. Вокруг этого реактора образовался атомный научно-исследовательский центр Негев (Negev Nuclear Research Center – NNRC), где осуществляются основные работы по производству расщепляющихся материалов и изделий из них для ядерных боеприпасов. В этом атомном центре, объекты которого расположены большей частью под землей, помимо реактора IRR-2 имеются промышленная радиохимическая установка по выделению плутония из облученного в реакторе топлива, предприятие по очистке и переработке урановой руды, опытный каскад газовых центрифуг по разделению изотопов урана, заводские установки по производству металлических урана и плутония, а также топлива (твэлов) для ядерных реакторов, комплекс по производству тяжелой воды (трития), лития-6 и дейтерида лития, ряд научно-исследовательских лабораторий, в том числе по лазерному обогащению урана и магнитному способу разделения изотопов урана.

Существуют различные экспертные оценки количества произведенного в Израиле оружейного плутония. Из них наибольшего доверия заслуживают данные Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), согласно которым по состоянию на 2011 год в Израиле могло быть произведено 690–950 килограммов оружейного плутония. Причем, по сведениям СИПРИ, производство оружейного плутония в стране до сих пор продолжается, что косвенно свидетельствует о намерении Тель-Авива наращивать израильский ядерный потенциал.

Относительно запасов урана в Израиле, они оцениваются достаточными для собственных нужд. Уже в 1972 году эта страна перестала нуждаться в зарубежных поставках уранового сырья, поскольку промышленность по производству фосфатных удобрений могла ежегодно производить в качестве сопутствующего продукта от 40 до 50 тонн оксида урана, что вдвое превышало годовую потребность реактора IRR-2. К началу 90-х годов производство оксида урана в Израиле было доведено до 100 тонн в год. Вместе с тем, по оценке СИПРИ, в настоящее время в Израиле нет промышленного производства высокообогащенного урана (ВОУ). Следовательно, отсутствует и производство ядерных боеприпасов на основе ВОУ. Потребное же количество ВОУ, необходимое для изготовления топлива для легководного реактора IRR-1 (о нем будет сказано ниже), нарабатывается в NNRC, где, как уже упоминалось, имеются соответствующие опытные и лабораторные установки. Надо также иметь в виду, что для обеспечения работы реактора IRR-1 в 1960–1966 годах США поставили Израилю 50 килограммов ВОУ.

Начало американо-израильскому сотрудничеству в ядерной области было положено в 1955 году. США согласились возвести в Нахал-Сореке (20 километров южнее Тель-Авива) исследовательский легководный реактор IRR-1 бассейного типа электрической мощностью 5 МВт, физический пуск которого был осуществлен в июне 1960-го, а также организовать подготовку израильских специалистов в национальных лабораториях в Ок-Ридже и Аргоне. За 1955–1960 годы в этих лабораториях прошли обучение 56 израильских специалистов.

Реактор IRR-1 вследствие малой мощности вряд ли мог использоваться в качестве наработчика оружейного плутония. В то же время именно на этом реакторе израильские специалисты получили опыт обращения с ВОУ. Важно и то, что вокруг реактора IRR-1 позднее был выстроен комплекс зданий, в которых разместились лаборатории и вырос научно-исследовательский центр, где проводятся различные исследования в области ядерной науки и техники, в том числе и военной направленности. В частности, как предполагается, именно в этом центре осуществляются исследования и конструкторские разработки ядерных боеприпасов. Завод по сборке ядерных боеприпасов находится в другом месте – в Иодефате (130 километров северо-восточнее Тель-Авива).

В отношении сотрудничества Израиля с другими странами в области военного использования ядерной энергии следует отметить зафиксированный факт такой совместной работы в 70-е годы с ЮАР и Тайванем. Причем сотрудничество Израиля и ЮАР в создании ядерного оружия выглядит более чем показательно. Еще в 1977 году журнал Newsweek, ссылаясь на мнение ряда экспертов из американского разведывательного сообщества, прямо заявлял, что предполагаемая атомная бомба ЮАР является израильским ядерным устройством. 22 сентября 1979 года точно в 1. 00 по Гринвичу датчики на борту американского спутника VELA 6911 зафиксировали две световые вспышки в Индийском океане в районе островов Принс-Эдуард, принадлежащих ЮАР. Самое очевидное объяснение в том, что состоялись ядерные испытания. Список подозреваемых в их проведении быстро сузился до ЮАР и Израиля.

Политическое решение руководством Израиля о создании ядерного оружия было принято в 1955 году, а соответствующая программа стала форсированно развиваться после так называемого Суэцкого кризиса осенью 1956-го. К этому Тель-Авив тогда подтолкнула угроза применения ядерного оружия в отношении Израиля, которая прозвучала в выступлении председателя Совета министров СССР Николая Булганина.

По оценке Института стратегической стабильности (ИСС) Росатома, первые израильские ядерные боеприпасы могли быть изготовлены в 1967–1968 годах, а американский исследовательский центр Global Security утверждает, что уже во время так называемой шестидневной войны 1967 года Израиль обладал двумя атомными бомбами.

С тех пор производство ядерных боеприпасов в Израиле непрерывно наращивалось, а их номенклатура расширялась: к ранее производимым атомным бомбам мощностью 20 килотонн добавились ядерные боеголовки той же мощности.

Имеющиеся экспертные оценки ядерного арсенала Израиля лежат в широком диапазоне. Так, в СИПРИ полагают, что израильтяне обладают примерно 80 собранными ядерными боеприпасами: 50 боеголовок для ракет и 30 бомб для авиации. В ИСС Росатома предполагают, что суммарно в ядерном арсенале этой страны имеется от 130 до 200 боеприпасов. Есть и более максималистские оценки, согласно которым к концу 90-х годов у Израиля было 400 боеприпасов, включая авиабомбы, боеголовки для баллистических ракет, снаряды крупнокалиберных артиллерийских систем и мины.

Как представляется, в условиях существующей неопределенности в отношении ядерного арсенала Израиля наиболее аргументированной его оценкой может быть та, которая базируется на расчетах по использованию накопленных в стране запасов оружейного плутония для производства ядерных боеприпасов.

Общепризнанно, что для изготовления одного ядерного заряда достаточно пяти килограммов оружейного плутония. Исходя из этой предпосылки, легко подсчитать, что при использовании всех имеющихся у Израиля на 2011 год запасов оружейного плутония (690–950 килограммов) могло быть произведено 138–190 ядерных боеприпасов.

В действительности вряд ли для производства ядерных боеприпасов в Израиле были израсходованы все имевшиеся запасы оружейного плутония. Можно предполагать, по аналогии с практикой других де-юре непризнанных ядерных государств, что до четверти своих запасов оружейного плутония Тель-Авив оставил в резерве для непредвиденных нужд. Исходя из этого к началу 2012 года в ядерном арсенале Израиля могло насчитываться от 100 до 140 боеприпасов. Вполне резонно, что их номенклатура соответствует составу израильских ядерных сил (о них речь будет идти ниже). Вместе с тем с большой долей уверенности можно утверждать, что у Израиля нет ядерных артиллерийских снарядов и ядерных мин. Информация о наличии у него таких боеприпасов никогда не подтверждалась.

С учетом вышесказанного следует вывод: в Израиле создана полноценная исследовательско-производственная база атомной промышленности, которая позволяет не только поддерживать, но и наращивать ядерный потенциал. При этом нельзя исключать интерес Тель-Авива к разработке термоядерного оружия, но на этом пути непреодолимым препятствием видится потребность в проведении натурных ядерных испытаний. Израиль в сентябре 1996 года подписал Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, правда, пока его не ратифицировал. А поэтому маловероятно, что Тель-Авив решится на проведение ядерных испытаний без крайней нужды.

Читать также:  Программа проблемно-ориентированного психодиагностического исследования и программа диагностики когнитивных процессов

Ядерные вооружения

Экспертный анализ структуры израильских вооруженных сил показывает, что страна располагает ядерной триадой, опирающейся на носители двойного предназначения, которыми являются тактические самолеты, мобильные ракетные комплексы и дизель-электрические подводные лодки.

Из имеющихся на вооружении ВВС Израиля самолетов в качестве носителей атомных бомб могут быть использованы тактические истребители F-4, F-15 и F-16 американского производства, а также штурмовики А-4, поставленные США, которые, правда, ныне содержатся в режиме хранения.

Тактический истребитель F-4 обладает дальностью полета 1250 километров (без дозаправки в воздухе). Его максимальная скорость полета – 2350 километров в час (на высоте 12 000 метров), а практический потолок – 21 000 метров. Он способен нести одну атомную бомбу.

Тактический истребитель F-15 (F-15I в версии, доработанной в Израиле) имеет боевой радиус действия 1650 километров (без дозаправки в воздухе). Его максимальная скорость полета – 2650 километров в час (на высоте 11 000 метров), а практический потолок – 18 000 метров. Он способен нести одну атомную бомбу.

Тактический истребитель F-16 (F-16I в версии, доработанной в Израиле) имеет боевой радиус действия 1500 километров (без дозаправки в воздухе). Его максимальная скорость полета – 2100 километров в час (на высоте 11 000 метров), а практический потолок – 18 000 метров. Он способен нести одну атомную бомбу.

Штурмовик А-4 обладает дальностью полета 1200 километров (без дозаправки в воздухе). Его максимальная скорость полета – 1000 километров в час (на высоте 5700 метров), а практический потолок – 10 500 метров. Он способен нести одну атомную бомбу.

Из общего парка тактических истребителей F-4, F-15 и F-16, которым располагают ВВС Израиля, для выполнения ядерных задач сертифицировано в общей сложности от 40 до 50 самолетов. Количество сертифицированных под ядерные задачи штурмовиков А-4 не превышает 8–10 единиц.

В начале 2012 года появилась информация, что израильские тактические истребители версий F-15I и F-16I способны иметь на вооружении ядерные крылатые ракеты Popey класса «воздух-земля». Если эта информация достоверна, то боевые возможности авиационного компонента ядерной триады Израиля существенно возросли, поскольку дальность пуска ракет Popey может превышать 1000 километров.

Помимо самолетов на вооружении ВВС Израиля в составе мобильных ракетных комплексов находятся твердотопливные баллистические ракеты Jericho I и Jericho II, которые могут оснащаться головными частями как в обычном, так и в ядерном снаряжении.

Одноступенчатая баллистическая ракета меньшей дальности (БРМД) Jericho I принята на вооружение в 1972 году. В ее разработке принимала активное участие французская ракетостроительная фирма Marcel Dassault. Эта ракета имеет стартовую массу 6,7 тонны и обладает дальностью стрельбы до 500 километров при массе головной части около 1000 килограммов. Точность стрельбы (круговое вероятное отклонение) – около 500 метров.

Двухступенчатая баллистическая ракета средней дальности (БРСД) Jericho II принята на вооружение в 2002 году. Она имеет стартовую массу около 14 тонн и обладает дальностью стрельбы 1500–1800 километров при массе головной части 750–1000 килограммов. Точность стрельбы (круговое вероятное отклонение) – 800 метров.

По оценке, всего у ВВС Израиля имеется до 150 БРМД Jericho I и от 50 до 90 БРСД Jericho II. Количество мобильных пусковых установок для этих ракет может составлять 30–40 единиц (18–24 для ракет Jericho I и 12–16 для ракет Jericho II). В условиях мирного времени эти пусковые установки не развернуты, они размещены в специально оборудованных подземных сооружениях на ракетной базе «Кфар-Захария» (38 километров южнее Тель-Авива).

Что касается перспективных разработок баллистических ракет повышенной дальности, то в Израиле ведется опытно-конструкторская работа по созданию трехступенчатой твердотопливной ракеты Jericho III. Ее первое летное испытание проведено в 2008 году, а второе – в ноябре 2011-го. Дальность стрельбы этой ракеты может превышать 4000 километров при массе головной части 1000–1300 килограммов. Принятие на вооружение ракеты Jericho III ожидается в 2015–2016 годах.

В качестве потенциального средства доставки большой дальности может рассматриваться космическая ракета-носитель Shavit. Эта трехступенчатая твердотопливная ракета создана с использованием американских технологий. С ее помощью израильтяне вывели на низкие околоземные орбиты пять космических аппаратов массой около 150 килограммов каждый (в сентябре 1988-го, апреле 1990-го, апреле 1995-го, мае 2002-го и июне 2007-го). Три запуска космических аппаратов, проведенных в сентябре 1994-го, январе 1998-го и сентябре 2004-го, были неудачными.

Как полагают специалисты Национальной лаборатории имени Лоуренса (город Ливермор, США), ракета-носитель Shavit может быть сравнительно легко модифицирована в боевую ракету, способную доставить полезную нагрузку массой 500 килограммов на расстояние 7800 километров. Однако рассматривать эту ракету-носитель в качестве эффективного средства доставки ядерного боеприпаса вряд ли возможно (она размещается на громоздком наземном пусковом устройстве и имеет весьма значительное время подготовки к старту). Вместе с тем конструктивные и технологические решения, достигнутые при создании ракеты-носителя Shavit, вполне могут быть использованы при разработке боевых ракет с дальностью стрельбы 5000 километров и более.

Испытательные и учебно-боевые пуски боевых баллистических ракет и запуск космических аппаратов на околоземные орбиты Израиль осуществляет с ракетного испытательного полигона Палмахим, расположенного в 22 километрах юго-западнее Тель-Авива. Помимо этого для проведения испытательных и учебно-боевых пусков боевых баллистических ракет используется буксируемая морская платформа, которая размещается в акватории Средиземного моря.

Морской компонент ядерной триады страны состоит из дизель-электрических подводных лодок класса Dolphin германского производства с крылатыми ракетами, которые могут оснащаться головными частями как в обычном, так и в ядерном снаряжении.

В боевом составе ВМС Израиля находятся три подводные лодки класса Dolphin, которые были доставлены из ФРГ в 1998–1999 годах и дооборудованы с установкой ракетного вооружения (на каждой лодке 10 пусковых контейнеров для запуска крылатых ракет из-под воды). Достоверные данные о типе крылатых ракет, которыми вооружены эти лодки, отсутствуют. По одним источникам, это модернизированные израильтянами американские крылатые ракеты Sub Harpoon с дальностью пуска до 600 километров, по другим – ракеты собственной израильской разработки Popey Turbo, созданные на базе крылатой ракеты Popey класса «воздух-земля». Дальность пуска ракеты Popey Turbo может достигать 1500 километров.

В 2011–2012 годах ФРГ поставила Израилю еще две подводные лодки класса Dolphin, которые после их дооснащения ракетным вооружением завершают цикл испытаний перед вводом в боевой состав ВМС (ориентировочно это событие может состояться в конце 2013-го).

В настоящее время в ФРГ на верфи Howaldtswerke-Deutsche Werft AG близь города Киля ведется строительство шестой подводной лодки класса Dolphin для Израиля. Причем правительство ФРГ в 2011 году одобрило субсидию в объеме 135 миллионов евро – одну треть от полной цены – на закупку Тель-Авивом этой лодки. Ее передача Израилю возможна в 2014 году.

Вывод: ныне Израиль обладает широким набором нестратегических средств доставки ядерного оружия и солидным по региональным меркам ядерным арсеналом. В наращивании ядерного потенциала акцент сделан на развитии морского компонента ядерных сил, который обладает наиболее высокой живучестью. Это считается крайне важным для Израиля, поскольку он весьма уязвим к нападению с применением оружия массового уничтожения (сказывается малый размер территории страны). Ядерная стратегия

Наличие ядерных сил у Израиля подразумевает, что у него существует и ядерная стратегия. Правда, она никогда не декларировалась. Вместе с тем анализ сделанных официальными лицами Израиля заявлений позволяет предположить, что эта стратегия базируется на следующих основных принципах:

  • ядерный арсенал Израиля предназначен в первую очередь для сдерживания потенциальных противников. Представляется очевидным, что огромные геополитические и демографические (а потенциально и военные) преимущества окружающих Израиль арабских и в целом мусульманских стран расцениваются в Тель-Авиве как императив его опоры на ядерное оружие, которое является гарантией безопасности;
  • ядерное оружие рассматривается Тель-Авивом как оружие последней надежды. Оно может быть применено первым в случае вооруженного нападения на страну, если под угрозу будет поставлено само существование Израиля как государства;
  • в случае нанесения ядерного удара по Израилю (или удара с использованием других видов оружия массового уничтожения) «выживший» ядерный арсенал последнего будет без колебаний применен против агрессора;
  • без кардинального изменения военно-стратегической ситуации в регионе (и в мире) на официальном уровне Израиль будет продолжать политику умолчания по поводу наличия у него ядерного оружия. Похоже, что у этой политики есть определенный военно-политический ресурс, терять который Тель-Авив не собирается;
  • Израиль предпринимает всяческие усилия, чтобы не допустить появления реальной возможности создания ядерного оружия потенциальным противником. При этом не исключается использование средств силового воздействия, даже если будут нарушены нормы международного права.

По большому счету ныне и на обозримую перспективу у Тель-Авива нет стимулов для отказа от ядерного оружия, поскольку он находится во враждебном окружении. Мирный договор с Израилем заключили только два государства Ближнего Востока – Египет в 1979-м и Иордания в 1994-м. Остальные страны этого региона до сих пор не признали суверенитет Израиля, а некоторые из них, в частности Иран, отказывают ему в праве на существование как государства.

Исходя из сказанного «анонимный» ядерный арсенал Израиля в обозримом будущем будет оставаться важнейшей составляющей военно-стратегического баланса на Ближнем Востоке, значимым яблоком раздора отношений Тель-Авива с другими государствами региона и крупнейшим фактором для перспектив распространения ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке и в других регионах.

Израиль предупредил о риске удара по Ирану из-за ядерной программы

Глава Минобороны Израиля заявил о готовности нанести удар по Ирану из-за ядерной программы

По словам Бени Ганца, Иран стал «проблемой всего мира» и Израиль готов реагировать. Он также упрекнул участников переговоров по иранской ядерной программе и указал, что Израиль не верит в ее реализацию

Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

Израиль готов нанести удар по Ирану из-за развития его ядерной программы. Об этом в интервью «13 каналу» израильского телевидения заявил министр обороны Бени Ганц,

«Иран — проблема всего мира, а не только частная проблема государства Израиль. Мы можем нанести удар для сдерживания атома», — сказал он.

Израиль предупредил Иран о возможности нападения из-за его ядерной программы

В 2015 году Иран, США, Россия, Франция, Великобритания, Германия и Китай подписали Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Государства — участники сделки договорились не вводить против Тегерана санкции в обмен на его отказ от разработки ядерного оружия, ограничение на степень обогащения урана и доступ инспекторов МАГАТЭ к ядерным объектам Ирана.

Вашингтон в 2018 году во время президентства Дональда Трампа вышел из сделки, сославшись на нарушение Тегераном договоренностей. Иран в ответ стал обогащать уран выше дозволенного уровня.

Осенью 2021 года президент США Джо Байден заявил о готовности вернуться к соблюдению условий ядерной сделки, если Иран осуществит аналогичные шаги. Переговоры сторон состоялись в Дохе в конце июня. Американскую сторону представлял специальный посланник Роберт Малли, иранскую — замглавы МИДа Али Багери Кани. Координатором выступил политический директор внешнеполитической службы ЕС Энрике Мора.

30 июня Мора сообщил, что по итогам переговоров стороны не достигли прогресса, передавал Reuters. По данным иранского агентства IRNA, в Иране сочли подход Запада к переговорам «неадекватным». Президент Ирана Ибрахим Раиси отметил, что в адрес Тегерана выдвинуты не соответствующие действительности обвинения, поскольку прозрачность и мирную направленность ядерной программы страны подтверждает МАГАТЭ.

В апреле парламент Ирана выдвинул требования по ядерной сделке, которые предусматривают отказ США от введения новых санкций против страны; юридические гарантии, что Вашингтон не выйдет из договоренностей; снятие ограничений на экспорт иранской нефти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *