Ядерная программа Ирана и ядерная сделка с США создают проблемы для мировой экономики

История иранской ядерной программы. Российско-иранское сотрудничество в сфере ядерной энергетики. Иранская ядерная программа и позиция России и США. Отношение США и стран Запада к деятельности Ирана в ядерной сфере. Развитие ядерной программы Ирана.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Развитие ядерной программы Ирана: основные этапы

1 История иранской ядерной программы (со времени возникновения до конца ХХ в

ядерный энергетика программа иранский

Ядepная пpoгpaмма Иpaна со времени своего возникновения и до наших дней прошла несколько этапов.

Следует отметить, что в разных источниках можно встретить разные мнения относительно времени начала ядepной пpoгpaммы Иpaна. Так, В. Головачев считает, что начало первого этапа ирaнской пpoгpaммы ядepной энергетики было положено в 1960 г. строительством при Тегеранском университете с помощью США ядерного исследовательского центра с реактором мощностью 5 МВт. С этим же событием связывается начало ядерной пpoгpaммы Ирана и в некоторых других источниках, однако год называется другой — 1967 г. ; середина 1950-х гг. Имеется и такое утверждение: «Иран начал разрабатывать ядерные технологии в середине 1980-х годов».

Затем технологическую помощь в строительстве реакторов оказывали Германия и Франция. Западногерманский концерн «Крафтверке унион» получил подряд на сооружение АЭС в районе г. Бушера, а французские фирмы развернули работы по другой АЭС, на реке Карун в районе г. Ахваз на юге Ирана. В 1960 г. между Ираном и Францией было подписано соглашение о сотрудничестве в деле очистки и обогащении ypaновых руд.

В 1960-1970-е гг. шах Мохаммед Реза Пехлеви решил превратить Иран в развитую индустриальную страну мира. По поводу сотрудничества Ирана с ведущими западными странами в области атомной энергетики шах совершил многочисленные зарубежные визиты.

Иран был одним из тех стран, кто подписал (в 1968 г. ) и ратифицировал (в 1970 г. ) Договор о нераспространении ядерного оружия и изъявлял готовность поставить все свои ядерные объекты под контроль МАГАТЭ. Все объекты Ирана в те годы были открыты для инспекции данной организации.

В марте 1974 г. шахом Пехлеви была обнародована Пpoгpaмма развития атомной энергетики. В результате её реализации Иран должен был на собственных АЭС производить до 23 тыс. МВт электроэнергии.

Первоначальные планы этой пpoгpaммы включали создание замкнутого ядерного топливного цикла. Предполагалось строительство 23-х ядерных реакторов с целью обеспечения энергетической независимости Ирана. Планы по строительству АЭС были масштабны: должны были закупаться ядерные реакторы в Европе, в частности во Франции и Западной Германии, хотя этих стран на тот момент не было в числе подписантов Договора о нераспространении ядерного оружия.

Шах Пахлеви считал, что развитие атомной энергетики для Ирана гораздо выгоднее и перспективнее, чем сжигание на тепловых электростанциях нефти и газа. Ведь последние — невосполнимый источник валютных поступлений и ценными источник сырья для национальной нефтехимической промышленности. Был ряд факторов, толкавших шаха к развитию национальной атомной энергетики — необходимость быстрого покрытия возникшего дефицита электроэнергии, готовность западных стран в короткие сроки построить первые несколько АЭС, наличие свободных средств. Имели место и личные амбиции Пахлеви, считавшего свою страну, получившую в начале 1970-х гг. значительные суммы от продажи нефти, достойной иметь самые современные технологии. При этом Иран тогда твердо заявлял об исключительно мирной направленности его ядерной стратегии. Никаких признаков, которые говорили бы о наличии у Тегерана военной ядерной пpoгpaммы или планов о ней, в те годы не отмечалось.

В 1974 г. была создана Организация по атомной энергии Ирана (ОАЭИ), в задачи которой входила реализация пpoгpaммы развития атомной энергетики страны. Основные функции ОАЭИ были таковы: использование ядерной энергии для удовлетворения энергетических потребностей страны; приобретение технологий, необходимых для самостоятельного строительства атомных реакторов; приобретение технологий, необходимых для создания замкнутого ядерного топливного цикла; использование «ядерных» технологий в промышленных, сельскохозяйственных и медицинских целях; защита людей и окружающей среды от воздействия радиации.

В том же 1974 г. Иран подписал с МАГАТЭ Соглашение о гарантиях и, сотрудничая с Францией, Западной Германией, США и рядом других стран, стал развивать собственную атомную промышленность.

В условиях двуполярного мира Тегеран активно сотрудничал с Вашингтоном в военно-политической сфере. В 1975 г. США подписали Меморандум №292 «О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований». На основе данного документа Ирану предоставлялась возможность, кроме обогащения ypaна, получить и технологию извлечения плутония — материала для атомных бомб, вырабатываемого в ядерных реакторах.

По прогнозам МАГАТЭ, ядерная пpoгpaмма, полное завершение реализации которой намечалось к 1994 г. , уже к 1990 г. предоставила бы Ирану возможность достичь 25-процентной доли атомной энергетики в энергобалансе страны. В этих целях планировалось первоначально закупать ядерное топливо в странах-партнёрах по пpoгpaмме, которые, помимо этого, должны были поставить ядерные установки: Франция — 8 реакторов, Западная Германия — 4 реактора, США — 6-8 реакторов.

В перспективе предполагалась собственная добыча ypaна на основе геологических разработок ypaновых месторождений. Пpoгpaмма сотрудничества подразумевала не только техническое оснащение, но и подготовку квалифицированных специалистов, экспертов в области ядерной физики. Иранские студенты получали образование в области ядерной физики во многих западноевропейских и американских университетах, включая ведущий технический университет США — Массачусетский технологический институт.

В соответствии с соглашением, подписанным ОАЭИ и Министерством технологий и исследований Германии в марте 1977 г. , стороны договорились о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии и выразили готовность принять участие в совместном сооружении и эксплуатации АЭС и других ядерных объектов, в подготовке ирaнских научных кадров, обеспечении ядерной и радиационной безопасности, производстве и использовании радиоизотопов.

Реализация всех этих проектов шла быстрыми темпами, но в 1978-1979 гг. в Иране произошла исламская революция, результатом которой явилось свержение монархии. К власти пришла теократическая администрация во главе с аятоллой Хомейни. Исламская революция 1979 г. внесла свои коррективы в ядерную пpoгpaмму Ирана. Ядepная пpoгpaмма шаха, основанная на тесном взаимодействии с Западом, прежде всего с США, в силу радикализма (духовные лидеры исламской революции поначалу объявили ядерную пpoгpaмму несовместимой с заповедями Корана) и антиамериканизма новой власти, а также ненависти иранцев к шахскому режиму привела к тому, что детище шаха — ядерная пpoгpaмма Ирана — оказалась замороженной почти на 10 лет. Из страны уехали не только иностранные специалисты, но и значительное количество иранцев-участников ядерного проекта.

Свержение шаха и установление исламского правления имели своим результатом то, что отношения Тегерана с Западом обострились, и все попытки ирaнской стороны возобновить строительство АЭС с помощью прежних партнеров оказались безуспешными. «Вашингтон пристально следил за тем, чтобы и другие страны, к которым Тегеран обращался, не соглашались на сотрудничество в ядерной области».

В условиях обострившегося противостояния с США, а также ирано-иракского конфликта в Иране была разработана секретная директива, подписанная бывшим президентом А. Хашеми-Рафсанджани, по которой приобретение ядерного оружия является стратегической гарантией сохранения исламского режима в Тегеране. В директиве выделим следующие пункты:

— использование всех возможностей для приобретения необходимой технологии производства ядерного оружия;

— отправка в различные государства специалистов для сбора необходимой информации, проникновение в ядерные и технологические центры в целях разведки;

— создание секретных ядерных центров, предприятий, которые могли бы не только дополнять друг друга, но и проводить работы в автономном режиме.

Но существенных достижений в этой области Иран не добился, чему способствовало и эмбарго, наложенное США и рядом западных стран.

В начале 1990-х гг. к власти в Иране пришло более прагматичное руководство, заявившее, в частности, об отказе от идей «экспорта исламской революции». В этой связи работы над ядерной пpoгpaммой возобновились. Возврат Ирана к разработке ядерной пpoгpaммы — и её упор на военную составляющую — также явился следствием ирано-иракской войны 1980-1988 гг. , в ходе которой иракским ракетным атакам подвергались столица и крупные города Ирана, серьёзно была повреждена АЭС в Бушере. Заключив перемирие с Ираком, Иран значительно изменил своё отношение к оружию массового поражения. Нужно было учесть и то, что соседи по региону — Пакистан и Индия, а также Израиль — уже активно разрабатывали свои военные атомные пpoгpaммы. Стала явной и угроза со стороны США, которые после военной операции «Буря в пустыне» подтолкнули многие государства Ближнего Востока к желанию оградить себя от подобной участи. В 1985 г. в Иране, в провинции Йезд, были открыты не очень богатые, но собственные ypaновые месторождения (запасы руды здесь оцениваются в 3-5 млн. тонн, качество соответствует мировым показателям).

После того, как не удались попытки возобновить сотрудничество с прежними европейскими партнерами во второй половине 1980-х гг. , ОАЭИ стала искать контакты с менее развитыми в ядерной области странами, большинство которых не придерживалось жестких правил в области контроля над атомным экспортом и находилось вне режима нераспространения ядерного оружия (Китай, Пакистан, Индия). Благодаря технологиям, полученным из Китая и Пакистана, Ирану удалось вплотную приблизиться к созданию серии предприятий, связанных с производством ядерного топлива.

В начале 1990-х гг. Иран также активно пытался работать на постсоветском пространстве с целью получения технологий, материалов и экспертизы в области ядерного топливного цикла, в том числе по обогащению ypaна, производству тяжелой воды и строительству тяжеловодных реакторов, а также реакторостроения.

Итак, до революции 1979 г. , при шахском режиме, Иран планировал осуществить самую грандиозную ядерную пpoгpaмму на Ближнем и Среднем Востоке, предусматривавшую сооружение при поддержке западных государств свыше 20 энергетических реакторов. Имело место масштабное содействие США и других стран Запада ядерной пpoгpaмме Ирана (включая критические технологии). Однако после революции 1979 г. о пpoгpaмме развития атомной энергетики Ирану пришлось забыть до конца 1980-х гг. , пока не закончилась восьмилетняя кровопролитная и дорогостоящая война с Ираком. Работы над ядерной пpoгpaммой возобновились только в начале 1990-х гг. С этого времени Иран непрерывно совершенствует национальную инфраструктуру ядерных технологий.

2 Ядерная программа Ирана с начала 2000-х гг. до настоящего времени

С начала 2000-х гг. официальные ирaнские представители стали вести речь о создании замкнутого ядерного топливного цикла. Но 21 октября 2003 г. «европейской тройке» (Великобритания, Германия и Франция) удалось достичь соглашения с Ираном о подписании Дополнительного протокола МАГАТЭ и его временном применении до ратификации Меджлисом, а также о добровольной приостановке всей деятельности, связанной с обогащением и химической переработкой ОЯТ (отработавшее ядерное топливо). Осенью 2004 г. Иран достиг в Париже нового соглашения с «европейской тройкой», которое устраняло возможные разночтения в отношении понимания термина «деятельность, связанная с обогащением». Но и новые договоренности содержали положения, неоднозначно расцениваемые сторонами. Одним из таких положений стало понимание «объективных гарантий» использования Ираном ядерных технологий исключительно в мирных целях. Представители «европейской тройки» исходили из того, что единственно возможной убедительной гарантией может быть отказ Ирана от обогащения ypaна, химической переработки ОЯТ и тяжеловодных реакторов, которые в потенциале позволяют получать ядерные материалы оружейного качества. Дальнейшие переговоры не привели к результатам, устраивающим все стороны, после чего весной 2005 г. Иран объявил о готовности возобновить ряд работ, связанных с пpoгpaммой по обогащению.

В июне 2005 г. на президентских выборах в Иране победил консерватор Махмуд Ахмадинежад. С его приходом и ядерная пpoгpaмма, и сама внешняя политика изменили характер. Уже в феврале 2006 г. президент Ахмадинежад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г. , а также пригрозил выходом из ДНЯО и прекращением взаимоотношений с МАГАТЭ в случае введения каких-либо санкций против Ирана. Иран возобновил работу ядерного центра в Исфахане и, настаивая на том, что как участник Договора о нераспространении ядерного оружия имеет право на использование ядерных технологий в мирных целях, сообщил о намерении продолжать свою ядерную пpoгpaмму, в том числе обогащение ypaна.

Читать также:  Глобальные проблемы, стоящие перед человечеством, и пути их решения

Сегодня известные объекты ядерной пpoгpaммы Ирана расположены в Араке, Ардакане (ведётся строительство ГОК (горно-обогатительный комбинат)), Бандар-Аббасе (ГОК), Бушере, Дарховейне, Исфахане, Куме, Натанзе, Саганде (ypaновый рудник), Тегеране. Некоторые эксперты полагают, что часть объектов неизвестна наблюдателям, так как спрятана под землёй, в том числе в горных пещерах и тоннелях.

Под Араком действует завод по производству тяжёлой воды. Рядом строится тяжеловодный исследовательский реактор. Инспекторы МАГАТЭ, в соответствии с подписанными соглашениями, имеют доступ только к реактору.

В апреле 2006 г. вице-президент Ирана, руководитель ядерной пpoгpaммы страны Голямреза Агазаде, выступая в прямом эфире государственного телевидения, подтвердил, что Ирану удалось произвести низкообогащенный ypaн. Чуть позже президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад объявил о вхождении его страны «в клуб ядерных держав».

О начале самостоятельных работ по строительству второй ирaнской АЭС на площадке «Ахваз» в Дарховейне (Дархуине) Иран объявил в июне 2007 г. Больше года Иран не предоставлял МАГАТЭ проектную документацию по этой АЭС.

В Исфахане построен конверсионный завод, с августа 2009 г. остановленный для ремонта и обслуживания. Инспекторы МАГАТЭ в октябре 2009 г. обнаружили на заводе ёмкости с тяжёлой водой, хотя резолюциями Совбеза ООН Иран обязан был приостановить тяжеловодные проекты. Также в районе Исфахана действуют топливный завод и циркониевый завод.

С 2007 г. ведётся работа по строительству разделительного завода близ города Кум. МАГАТЭ считает, что работа началась в 2006 г. Если МАГАТЭ докажет свою правоту, это будет означать, что Иран мог без предупреждения начать строительство и других ядерных объектов, сообщив о них международному сообществу лишь при завершении строительства. МАГАТЭ высказала претензии в сокрытии информации в 2009 г. , но Иран заметил, что вся информация предоставлена.

В Натанзе разделительный завод FEP без перерывов обогащает реакторный (менее 5%) ypaн, а на заводе PFEP c современным оборудованием в феврале 2010 г. была впервые в Иране получена возможность 20-процентного обогащения. В Тегеране расположен устаревший, но используемый научно-исследовательский реактор, построенный США в 1960-х гг. для исследований и производства лекарств.

Научно-техническая база Ирана в ядерной области на сегодняшний день является самой мощной среди всех стран региона (не считая Израиля), и составляет 3 ядерных центра: Тегеранский ядерный научно-исследовательский центр при Тегеранском университете; Исфаханский ядерный исследовательский центр; Ядepный исследовательский центр сельского хозяйства и медицины в Карадже. Также исследовательская деятельность осуществляется и на объектах ядерной энергетики — АЭС в Бушере.

В 2009 г. было объявлено, что в ближайшем будущем Иран планирует построить 20 новых АЭС и 10 новых заводов по обогащению ypaна. Планируется, что к 2020 г. доля атомной энергетики в Иране вырастет до 10%. К 2025 г. также планируется строительство семи реакторов мощностью 1000 МВт.

В мае 2010 г. Иран согласился вывозить низкообогащенный ypaн на дообогащение в Бразилию и Турцию. Однако при этом ирaнские власти потребовали, чтобы зарубежные специалисты обрабатывали ypaн быстрее, чем это возможно. Летом 2010 г. Иран объявил о самостоятельном производстве 17 килограммов высокообогащенного ypaна, а в январе 2011 г. — о налаживании полного цикла производства ядерного топлива. Ранее сообщалось, что в стране научились выделять собственный ypaновый концентрат.

Разумеется, на пути реализации своей ядерной пpoгpaммы Иран сталкивается со многими трудностями. Так, ядерная пpoгpaмма Ирана потерпела урон после кибератаки в 2010 г. , когда компьютерный вирус под названием Stuxnet привел к серьезному выходу из строя оборудования. Эксперты отмечают, что создатель Stuxnet намеревался атаковать тысячи центрифуг первого поколения в Натанзе и вывести их из строя. Многие эксперты подозревают, что за созданием вируса стоял Израиль, возможно, не без помощи США, но ни одна страна не призналась в том, что играла какую-то роль в этом деле.

Имеет место и плохо работающее оборудование, нехватка деталей. Были нападения на ирaнских ядерных ученых со смертельные исходом. Четверо ирaнских ученых были убиты неустановленными лицами с 2007 г. , а пятый едва избежал гибели в результате взрыва бомбы. Сталкивается страна и со всё возрастающим международным давлением. Но все эти проблемы не слишком влияют на ирaнские ядерные амбиции. Ирaнские ученые заменили более тысячи поврежденных машин. Завод в Натанзе достаточно быстро восстановился, и объемы производства выросли, превзойдя тот уровень, который имел место до кибератаки.

Итак, современная ядерная пpoгpaмма Ирана во многом основана на планах развития атомной энергетики, принятых при шахе в 1974 г. , и включает развитие ядерно-топливного цикла параллельно с развитием атомной энергетики. Иран и сейчас, и во времена шаха, рассматривает развитие атомных технологий не только как средство сдерживания, но и как элемент национального престижа и атрибут регионального гегемонизма на Ближнем Востоке, а в перспективе, возможно, лидерства во всем исламском мире.

3 Иран и ядерное оружие

Проблема ядерного оружия постоянно сопровождала ирaнскую пpoгpaмму развития атомной энергетики. Шахский режим придерживался официальной позиции, что у государства нет интереса к владению ядерным оружием. В то же время шах заявлял о стремлении приобрести к 1985 г. военную мощь, сравнимую с мощью Франции и Великобритании, не уточняя, по каким именно составляющим вооруженных сил. В целом шахский Иран имел положительный имидж в области нераспространения ядерного оружия, в 1958 г. став членом Международного агентства по атомной энергии, а с 1970 г. — членом ДНЯО.

Решение об осуществлении военной ядерной пpoгpaммы было, очевидно, принято ирaнским руководством в начале 90-х гг. прошлого века. Сотрудники ЦРУ уже к 1996 г. обнаружили признаки военной ядерной пpoгpaммы Ирана. Существенно ускорились работы по ирaнской военной ядерной пpoгpaмме в 2000-х гг. Так, в феврале 2003 г. Иран признал факт установки 100 центрифуг для обогащения ypaна на экспериментальном производстве в Натанзе. Там же расположены подземные помещения общей площадью 60 тыс. , которых достаточно для размещения до 50 тыс. центрифуг. В мае 2003 г. Франция предоставила группе ядерных поставщиков материалы, обвиняющие Иран в осуществлении военной ядерной пpoгpaммы. В августе 2003 г. появилась информация об обнаружении инспекторами МАГАТЭ следов высокообогащенного ypaна на предприятии в Натанзе. Отметим, что создать ядерную бомбу на основе высокообогащенного ypaна существенно легче, а процесс его обогащения в Иране уже налажен.

16 сентября 2004 г. Институт науки и международной безопасности (США) публикует спутниковые фотоснимки, на которых, по мнению экспертов, запечатлён секретный ирaнский полигон для разработки ядерного оружия в 30 км. к юго-востоку от Тегерана, в местечке Парчин. Буквально через два дня МАГАТЭ принимает резолюцию, в которой от Ирана требуется в срок до 25 ноября 2004 г. приостановить все работы, связанные с обогащением ypaна, и открыть свои объекты международным инспекторам. Столь жёсткую резолюцию ирaнские власти считают оскорбительной и заявляют, что Иран не примет никаких ультимативных требований, связанных с прекращением обогащения ypaна. 21 сентября 2004 г. Иран сообщает о начале широкомасштабной переработки ypaновой руды — первого этапа обогащения ypaна. Одновременно президент Ирана Мохаммад Хатами заявляет, что Тегеран не стремится создавать ядерное оружие, «так как это будет противоречить нашей религии и культуре». Однако уже вскоре на военном параде в Тегеране демонстрируются новые ирaнские ракеты «Шехаб-3» с радиусом действия от 1300 до 1700 км, созданные на основе северокорейских ракет «Нодон-1».

На протяжении всех последующих лет было принято несколько резолюций МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН (СБ ООН) в отношении Ирана, в которых страну призывали к полной и длительной приостановке всей деятельности, связанной с обогащением ypaна, включая научно-исследовательские работы. Ирану предъявлялись ноты, вводились санкции. В качестве ответных действий Тегеран отказывался от выполнения резолюций, требующих прекращения всех работ в области обогащения ypaна. Однако стоит отметить, что Иран, как правило, беспрепятственно пускал на свою территорию представителей МАГАТЭ для проведения соответствующих инспекций своих ядерных объектах.

8 ноября 2011 г. МАГАТЭ опубликовало отчёт по поводу ядерной пpoгpaммы Ирана. Отчет стал настоящей дипломатической бомбой, четко указывающей на стремление Тегерана заполучить в свои руки ядерную бомбу. Документ не оставляет сомнений — Исламская республика приближается к элитарному клубу государств-обладателей ядерного оружия. Этот же отчет полностью опровергает тезис о мирном характере ирaнской атомной пpoгpaммы. Анализируя отчёт МАГАТЭ, Institute for Science and International Security отмечает, что на 1 ноября 2011 г. в распоряжении Ирана имелось 4922 кг. низкообогащенного гексафторида ypaна, в том числе 379 кг. , произведённых с 14 августа 2011 г. Этого количества при обогащении до оружейного ypaна может хватить для создания четырёх единиц ядерных зарядов.

В конце февраля 2012 г. в Иран были отправлены эксперты МАГАТЭ по проверке на наличие разработки ядерного оружия, однако через три дня эксперты МАГАТЭ были выдворены из страны.

В марте 2012 г. состоялась всемирная конференция по ядерной безопасности, инициатором которой стала Южная Корея. Конференция по ядерной безопасности в Сеуле начиналась с темы по ядерной пpoгpaмме Ирана и КНДР. Конференция не принесла большого результата. Иран в Сеуле подтвердил, что и дальше будет обогащать ypaн.

Ситуация вокруг ирaнской ядерной пpoгpaммы к настоящему времени так и не получила своего полного разрешения. Иран продолжает настаивать на мирном характере своей пpoгpaммы, не отказываясь от своих обязанностей члена ДНЯО, ссылаясь на то, что Израиль, обладающий ядерным оружием, не подписал этот договор и не несет никаких обязанностей. С точки же зрения Совета Безопасности ООН Иран, как член ДНЯО, должен предоставить более убедительные доказательства мирного характера своей ядерной пpoгpaммы, сделать её прозрачной.

Итак, наибольшую опасность для мирового сообщества сейчас представляет ypaновая военная пpoгpaмма Ирана. Сам Иран не признаёт, что занимается разработкой ядерного оружия, но имеются признаки, что такая разработка ведется. Мировое сообщество возражает против того, чтобы Иран обогащал ypaн на своей территории, опасаясь, что в этом случае Тегеран непременно приступит к созданию ядерного оружия. Иран же отказывается идти на какие-либо компромиссы и подчёркивает свое право на развитие ядерной пpoгpaммы.

Иранская ядерная программа и позиция России и США

1 Российско-иранское сотрудничество в сфере ядерной энергетики

Партнером Ирана в области ядерных исследований является Россия, с которой был подписан ряд соглашений о сотрудничестве в этой сфере. В частности, в 1992 г. было заключено Соглашение «Об использовании ядерной энергии в мирных целях». Оно касалось строительства АЭС и сотрудничества в области мирного использования ядерной энергии. Предусматривались возможности поставки в Иран исследовательских ядерных реакторов, совместные научные исследования, производство изотопов для медицины и техники, а также подготовка специалистов для ирaнской стороны. Ирaнская сторона ратифицировала соглашение в апреле 1993 г. , что послужило основой для контрактов, которые прошли нелегкий путь согласования. Так, положения контракта на завершение строительства первого энергоблока в Бушере были согласованы в конце сентября 1994 г.

Важным фактором политики России в отношении Ирана, а также оценки деятельности Ирана в ядерной сфере, являлось то обстоятельство, что для России Иран являлся крупным, быстро развивавшимся исламским государством, без которого невозможно было решить многие острые международные проблемы. По мнению некоторых аналитиков, российско-ирaнское сотрудничество в 2000-е гг. в первую очередь было направлено на ограничение влияния третьих стран, а также других политических блоков в регионе. Высказывалось даже мнение, согласно которому от данного сотрудничества зависело геополитическое будущее самой России.

В самом начале 2006 г. обострился ирaнский ядерный кризис: Иран заявил о намерении возобновить полномасштабные исследования в области использования атомной энергии. В свою очередь, страны ЕС и США заявили, что переговоры окончательно зашли в тупик, и встал вопрос о переносе «ирaнского досье» в СБ ООН, что и было сделано в конце марта 2006 г.

В сложившейся ситуации значительный интерес вызвало предложение России. Путин 25 января 2006 г. выдвинул инициативу создания на территории России и других ядерных держав системы международных центров по предоставлению услуг ядерного топливного цикла, включая обогащение ypaна. Россия фактически предложила свой план решения «ирaнского вопроса». Однако российское предложение Ираном было отклонено.

Читать также:  Государственное финансирование имеет решающее значение для государственной программы "Нурлы Кош"

В январе 2006 г. позиция Москвы в отношении «ирaнского досье» начинала меняться в сторону сближения с позицией европейских стран и США. Российская сторона дала понять, что поддержит предложение о переносе рассмотрения «ирaнского вопроса» в СБ ООН. В то же время Россия возражала против принятия жестких мер в отношении Тегерана.

31 июля 2006 г. СБ ООН принял резолюцию 1696, призывавшую Тегеран прекратить обогащение, и в случае невыполнения принять меры в соответствии со ст. 41 гл. 7 Устава ООН. Переговоры между Ираном и странами «шестерки» во второй половине 2006 г. не привели к достижению компромисса, в результате чего в конце декабря 2006 г. решение «ирaнского вопроса» окончательно перешло в санкционную плоскость. При этом примерно со второй половины 2006 г. основным пунктом расхождений в позиции России и США по «ирaнской проблеме» стало не принятие репрессивных мер как таковых, а степень этих мер. 24 марта 2007 г. СБ ООН единогласно принял резолюцию №1747, которая незначительно ужесточала санкции в отношении Ирана. После отказа ИРИ выполнить положения данной резолюции и в результате длительных переговоров, свидетельствовавших о серьезных разногласиях между членами СБ ООН, в том числе России и США, 3 марта 2008 г. СБ ООН принял очередную резолюцию 1803, по своему содержанию мало чем отличавшуюся от предыдущих.

Россия рассматривала резолюции как сигнал Тегерану о необходимости его полного сотрудничества с МАГАТЭ и выполнения всех его требований. В то же время российская сторона выступала категорически против применения в отношении Ирана каких-либо силовых мер воздействия. Россия критиковала американский подход односторонних действий в отношении Ирана, в частности, введение односторонних санкций и угрозы применения силы, что, как полагали в российском руководстве, подрывало единство позиции стран «шестерки» в решении «ирaнской ядерной проблемы».

В целом, на отношение России к Ирану и к его ядерной пpoгpaмме влияют несколько важных факторов: географическая близость Ирана к российском границам, особенно с учетом стремления России при Президенте РФ В. Путине создать по периметру границ РФ пояс стабильности; Иран как важный фактор в регионе Ближнего и Среднего Востока и Центральной Азии, без которого невозможно было решить ни одну международную проблему; Иран как важный торгово-экономический партнер России. В то же время Россия выступает категорически против появления у Ирана ядерного оружия, поскольку со всей очевидностью это нанесло бы серьезный ущерб национальной безопасности РФ.

Негативное событие произошло в конце сентября 2009 г. , когда стало известно о тайном строительстве вблизи священного для шиитов ирaнского города Кум нового завода по обогащению ypaна. Строительство такого ядерного объекта можно было оправдать с военной точки зрения ввиду возможности израильского ракетно-бомбового удара по аналогичному объекту в Натанзе. Но это полностью подрывало доверие к ирaнской ядерной пpoгpaмме со стороны России, которая в течение долгого времени не только спасала ИРИ от введенная жестких («травмирующих») санкций со стороны СБ ООН, но и продолжала сотрудничать с Ираном в области атомной энергетики, несмотря на мощное давление со стороны Запада.

Одна из наиболее ярких страниц российско-ирaнского сотрудничества в сфере атомной энергетики заключается в постройке атомной электростанции в г. Бушере (первая АЭС в Иране и на всём Ближнем Востоке). Это сотрудничество носит исключительно мирный характер, так как реактор АЭС не предназначен для наработки плутония. Помимо этого, на Бушерскую АЭС распространяются гарантии МАГАТЭ, а Иран взял на себя обязательства по возврату в Россию облученного на станции ядерного топлива.

Строительство АЭС юго-восточнее г. Бушер было начато в 1975 г. западногерманским концерном Kraftwerk Union, подразделением Siemens. В 1980 г. правительство ФРГ присоединилось к санкциям США, введённым против Ирана после Исламской революции 1979 г. , и строительство было прекращено. 24 августа 1992 г. правительства России и Ирана подписали соглашение о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии, а на следующий день было заключено соглашение о продолжении строительства АЭС в Бушере. В настоящее время российская сторона практически выполнила свои обязательства по данному соглашению, хотя реализация этого была сопряжена со значительными трудностями. Так, первоначально планировалось запустить станцию осенью 2007 г. , но из-за проблем с финансированием проекта и других затруднений, в том числе политического характера, предварительный срок запуска был перенесён на сентябрь 2009 г. , а затем и на 2010 г. В мае 2010 г. начата «горячая обкатка» первой реакторной установки, а в ноябре 2010 г. Иран наконец-то осуществил пуск реактора АЭС в Бушере.

Для эксплуатации Бушерской АЭС создано российско-ирaнское совместное предприятие с участием ЗАО «Атомстройэкспорта». Его создание не предусмотрено контрактом и было инициировано российской стороной ввиду отсутствия опыта у ирaнских специалистов. Штат компании — около 900 человек.

В заключение стоит отметить, что Россия сегодня — единственное государство мира, сотрудничающее с Ираном в области атомной энергетики. Иран испытывает на себе огромное давление со стороны западного мира. Именно поэтому Тегерану важно сохранить и, по возможности, укрепить сотрудничество с Россией, чье влияние в Западной Азии в последние годы возросло, в частности, в связи с расширением Евразийского экономического сообщества и ростом международного авторитета Шанхайской организации сотрудничества. Имеется множество предпосылок для долгосрочного российско-ирaнского партнерства в самых различных сферах, в том числе в области ядерной энергетики.

2 Отношение США и других стран Запада к деятельности Ирана в ядерной сфере

Иран последние тридцать лет находится в центре внимания международного сообщества во многом по причине его ожесточенного противостояния с крупнейшей державой в современном мире — Соединенными Штатами Америки. Уже три десятилетия США предпринимают огромные усилия по полной политико-дипломатической и экономической изоляции Ирана. Главной целью этого является смена нынешнего ирaнского режима, что смогло бы привести к восстановлению утраченных США позиций в Иране, к ликвидации «угрозы» со стороны Ирана американским интересам в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Причем первоначально иpaно-американские отношения в области ядерной энергетики носили исключительно дружеский характер, а сотрудничество этих стран даже зародилось задолго до принятия Ираном плана диверсификации энергетического комплекса: в 1957 г. было подписано соглашение между Ираном и США о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии в рамках американской пpoгpaммы «Атом для мира». Иран и США вели переговоры о заключении соглашения о сотрудничестве в области гражданского использования атомной энергии; имеются и иные многочисленные примеры сотрудничества.

Различные экономические санкции США в отношении Ирана появились с момента «исламской революции» 1979 г. Односторонние экономические санкции стали неотъемлемой частью американской дипломатии с момента окончания холодной войны. В начале 1990-х гг. санкции США стали приобретать экстерриториальный характер: в 1992 г. был принят закон «О нераспространении вооружения на территории Ирана и Ирака», в 1996 г. — закон «О санкциях в отношении зарубежных компаний, инвестирующих капиталы в нефтегазовый сектор Ирана и Ливии», в 2000 г. — закон «О нераспространении в отношении Ирана», который предусматривал введение американских административных и финансово-экономических санкций по отношению к иностранным физическим и юридическим лицам, если появлялась «достоверная информация» о том, что ими переданы Ирану технологии производства оружия массового уничтожения.

Жёсткой критике со стороны Запада, и особенно США и Израиля, подвергается на протяжении многих лет и российско-ирaнское сотрудничество. С середины 1994 г. США и Израиль начали вести массированную информационную войну с целью дискредитации такого сотрудничества. Основной акцент делается именно на наличие в Иране военной ядерной пpoгpaммы.

Ещё более усилилось давление США в ирaнском вопросе после трагических событий 11 сентября 2001 г. в США и начала антитеррористической операции в Афганистане. В 2002 г. президент США Джордж Буш причислил Иран к странам «оси зла», которые финансируют террористов и стремятся завладеть ядерным оружием. С этого времени США постоянно пытаются добиться международной изоляции Ирана, чтобы не допустить создания этой страной ядерной бомбы. Однако усилия США наталкиваются на противодействие со стороны Франции, Германии и Великобритании, а также России, связанной с Ираном контрактами на поставку военной техники и строительство АЭС в Бушере.

Лишь осенью 2004 г. США согласуют с Великобританией, Францией и Германией текст резолюции МАГАТЭ, требующей от Ирана рассекретить все его ядерные пpoгpaммы. Теперь уже и европейские страны заявляют о намерении резко ужесточить давление на Иран в этой связи.

Характерно, что из года в год оценки ЦРУ относительно сроков появления у Ирана технических возможностей для создания ядерного оружия колебались, что может свидетельствовать об отсутствии у США объективных данных по этому поводу. Кроме того, объявление конкретных сроков возможного создания ядерного оружия служит удобным средством формирования в США общественного мнения о существовании «реальной ядерной угрозы» и необходимости развертывания национальной системы противоракетной обороны.

Значительно ухудшились и без того плохие отношения между Ираном и США, Францией, Германией, Великобританией, Японией, Канадой с начала 2012 г. США, Франция, Великобритания и Япония угрожают Ирану новыми санкциями. На случай введения санкций Иран угрожает перекрыть Ормузский пролив. США и Франция угрожают войной против Ирана. Австралия и Япония заявили о готовности на случай войны оказывать помощь на стороне США.

Итак, ситуацию вокруг развития Ираном своей ядерной пpoгpaммы следует рассматривать во многом в контексте тридцатилетнего противостояния США и Ирана. США подозревают Иран в тайной разработке ядерного оружия и готовы нанести удар по его объектам ядерного топливного цикла. Иран обвиняет США в проведении политики «двойного стандарта», уверяет в мирной направленности своей ядерной пpoгpaммы, но стремится создать полный ядерный топливный цикл. Ведущие европейские страны предлагают Ирану полностью прекратить работы по обогащению ypaна в обмен на мирные ядерные технологии и расширение экономических отношений с ЕС. В целом, проблема приобрела международный характер и оказывает непосредственное влияние на уровень международной безопасности стран как Ближнего и Среднего Востока, так и других регионов мира.

В 70-х гг. прошлого века была разработана амбициозная ирaнская ядерная пpoгpaмма, которую можно условно разделить на два этапа. Первый связан со временем правления последнего ирaнского шаха. На этом этапе основное внимание было сосредоточено на создании ядерной энергетики. Второй этап начался после революции 1979 г. и продолжается до сих пор. На данном этапе Иран непрерывно совершенствует национальную инфраструктуру ядерных технологий.

Современная ядерная пpoгpaмма Ирана во многом основана на планах развития атомной энергетики, принятых при шахе в 1974 г. , и включает развитие ядерно-топливного цикла параллельно с развитием атомной энергетики. Сегодня известно большое число разнообразных объектов ядерной пpoгpaммы Ирана, которые расположены по всей территории страны. Возможно, часть объектов неизвестна наблюдателям, так как спрятана под землёй, в том числе в горных пещерах и тоннелях. Научно-техническая база Ирана в ядерной области на сегодняшний день является самой мощной среди всех стран региона (исключая Израиль).

Иран рассматривает развитие атомных технологий не только как средство сдерживания, но и как элемент национального престижа и атрибут регионального гегемонизма на Ближнем Востоке, а в перспективе, возможно, лидерства во всем исламском мире.

Внимания заслуживают взаимоотношения между Россией и Ираном в области атомной энергетики. Сотрудничество между нашими странами в этой сфере развивается и будет продолжено. Яркий пример — строительство АЭС в Бушере. Российское руководство высказывается однозначно против появления у Ирана ядерного оружия, в то же время признает его право на доступ и мирное использование ядерной энергии.

Ирaнскую пpoгpaмму развития атомной энергетики постоянно сопровождал вопрос о ядерном оружии. Причем есть данные, что в последние годы работы по ирaнской военной ядерной пpoгpaмме ускорились. При этом правительство Ирана продолжает настаивать, что его пpoгpaмма по обогащению ypaна носит исключительно мирный характер.

Читать также:  Какие процедуры выполняются при создании программы?

Ведущие европейские страны являются «локомотивом» переговорного процесса по ядерной тематике, но переговоры с Ираном не могут быть успешными без активного участия России и США.

Взаимоотношения между США и Ираном достаточно сложные. Иран причислен к американской «оси зла» и испытывает постоянное экономическое и военное давление со стороны США и других стран Запада, которые подозревают Иран в тайной разработке ядерного оружия.

Ирaнское руководство находится в сложной ситуации. С одной стороны, Иран законно создает собственную атомную энергетику. Он является членом ДНЯО и подписал Дополнительный протокол к нему от 1997 г. , позволяющий ввести гарантии МАГАТЭ. С другой — Иран создает практически полный замкнутый ядерный топливный цикл, часть объектов которого может быть использована для наработки оружейных ядерных материалов. Руководство Ирана считает, что имеет право на приобретение и развитие технологий по обогащению ядерных материалов, если соответствующие производства находятся под контролем МАГАТЭ.

США играют значительную роль в решении ирaнской ядерной проблемы. Без урегулирования американо-ирaнских отношений и предоставления обязательств ненападения Ирану со стороны США прогресс в этом вопросе вряд ли возможен. Иран не может принять предложения ЕС и ликвидировать ряд ключевых звеньев ядерного топливного цикла, если сохраняется возможность применения силы со стороны США.

К настоящему моменту ситуация вокруг ирaнской ядерной пpoгpaммы так и не получила своего полного разрешения. Главное, что необходимо в этой связи учитывать в международных отношениях, это то, что силового решения ирaнского ядерного узла не существует. Необходима активизация дипломатических средств.

Гайказов М. Россия и Иран: из истории взаимоотношений // Россия и мусульманский мир. — 2004. — №5. — С. 118-122.

Драганов А. Иран как региональный геополитический игрок // Россия и мусульманский мир. — 2010. — №2. — С. 134-139.

Дружиловский С. Внутренние факторы формирования внешней политики Ирана и Турции // Россия и мусульманский мир. — 2010. — №7. — С. 123-130.

Ибятов Ф. Становление новой внешней политики Ирана после исламской революции 1979 г. // Клио. — 2010. — №4. — С. 32-35.

Каменева М. Россия и Иран: история и современность // Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. — 2009. — №4. — С. 157-164.

Колосов Е. , Колосова Н. В исламском Иране // География в школе. — 2009. — №2. — С. 23-28.

Кораев Т. Ядepная пpoгpaмма Ирана: прошлое и настоящее // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 9: Востоковедение и африканистика. Реферативный журнал. — 2010. — №2. — С. 82-90.

Краснов К. «Дипломатия справедливости» во внешней политике Ирана // Россия и мусульманский мир. — 2011. — №12. — С. 112-119.

Кудрявцев А. Влияние внешнего фактора на внутриполитические процессы современного Ирана // Россия и мусульманский мир. — 2010. — №11. — С. 147-160.

Кузнецова С. Иран: ракетно-ядерные проблемы // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 9: Востоковедение и африканистика. Реферативный журнал. — 2004. — №2. — С. 144-146.

Лукоянов А. Современный Иран: перспективы развития страны // Россия и мусульманский мир. — 2009. — №2. — С. 108-116.

Мамедова Н. Взаимные интересы России и Ирана и их эволюция // Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. — 2007. — №4. — С. 129-135.

Мамедова Н. Россия и Иран: состояние и перспективы взаимодействия // Россия и мусульманский мир. — 2004. — №4. — С. 183-194.

Милай И. Договорно-правовое регулирование строительства атомной электростанции «Бушер» 1 в Иране // Ленинградский юридический журнал. — 2011. — №1. — С. 205-214.

Мирский Г. Иран: трещина в системе // Мировая экономика и международные отношения. — 2009. — №11. — С. 3-13.

Михалёва М. Каспий — зона соперничества или сотрудничества? // Россия и мусульманский мир. — 2010. — №1. — С. 55-63.

Ногаев Н. Иран и Россия: динамика взаимоотношений в начале XXI века // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. — 2008. — №2. — С. 34-39.

Перепёлкин Л. Иран как барометр международных отношений // Азия и Африка сегодня. — 2007. — №6. — С. 17-18.

Сажин В. Ирaнский узел // Евразия. — 2003. — №5. — С. 11-16.

Санаи М. Внешняя политика Ирана: между историей и религией // Россия и мусульманский мир. — 2006. — №6. — С. 135-140.

Сухоруков С. Иран: между Британией и Россией. От политики до экономики. — СПб. : Алетейя, 2009. — 174 с.

Такей Р. Время для разрядки в отношениях с Ираном // Россия и мусульманский мир. — 2007. — №8. — С. 103-118.

Тронов А. Иран, его арабские соседи и их отношение к ядерным амбициям ИРИ // Азия и Африка сегодня. — 2007. — №1. — С. 31-33.

Ушаков В. Иран использует ядерную энергию не только в мирных целях // Россия и мусульманский мир. — 2004. — №4. — С. 156-162.

Файзуллаев Д. Российские интересы в Иране // Россия и мусульманский мир. — 2006. — №9. — С. 147-159.

Хлопков А. Ядepная пpoгpaмма Ирана — незаконченная история // У ядерного порога: уроки ядерных кризисов Северной Кореи и Ирана для режима нераспространения / под ред. Арбатова; Моск. Центр Карнеги. — М. : РОССПЭН, 2007. — 184 с.

Юртаев В. Иран: регионализация и геополитика // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. — 2010. — №4. — С. 19-28.

Pehlavi Mohammed Reza. Answer to History. — N. : Stain and Day, Publ. — 1980. — 289 р.

Размещено на Allbest

Возникновение и развитие ядерной программы Ирана. Обострение отношений и эскалация конфликта. Обсуждение иранской ядерной программы в национальных дискурсах России, США, Израиля и Ирана. Военные и мирные перспективы разрешения иранской ядерной проблемы.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Факультет социальных и политических наук

Специальность: Международные отношения

на тему: Иранская ядерная программа. Перспективы урегулирования проблемы

Исполнитель: студент 4 курса

Гуляковский С.

Научный руководитель: старший преподаватель

Декан факультета Петренко С.

Подобные документы

  • История иранской ядерной программы. Российско-иранское сотрудничество в сфере ядерной энергетики. Иранская ядерная программа и позиция России и США. Отношение США и стран Запада к деятельности Ирана в ядерной сфере. Развитие ядерной программы Ирана.
  • Эволюция развития иранской ядерной программы. Процессы, направленные на урегулирование проблемы вокруг иранской ядерной программы. Характеристика российско-американских подходов по урегулированию проблемы, связанной с ядерными исследованиями Ирана.
  • Проведение исследования отношений между внешней политикой Исламской республики Иран и странами Ближнего Востока в контексте развития ядерной программы. Изучение военно-политической доктрины Ирана и ее основных положений. Шиитский Иран и суннитская Турция.
  • Анализ концептуальных аспектов современной иранской политики США, формирующейся с учетом традиционного израильского фактора. Влияние иракской войны на ситуацию в регионе. Подключение ЕС к проблеме разрешения кризиса вокруг ядерной программы Ирана.
  • Особенности взаимоотношений Ирана с Россией и США. Выбор «ядерного» фактора в качестве инструмента воздействия на Иран. Иранская дипломатия по нейтрализации давления США и создания международного имиджа Ирана. Военный путь решения «иранской проблемы».
  • Иранская ядерная программа и сохранение режима нераспространения ядерного оружия. Опыт урегулирования проблемы нераспространения оружия массового уничтожения в отношении Ирана. Сохранение дипломатического противостояния с Соединенными Штатами Америки.
  • Особенности распространения оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке. Причины и мотивы распространения ядерного оружия в данном регионе. Внешние и внутренние факторы иранской ядерной программы. Влияние израильской ядерной программы в мире.

Ядерная программа Ирана и ядерная сделка с США создают проблемы для мировой экономики

Нефть под санкциями и без

Иран исторически был одной из крупнейших нефтедобывающих держав в мире, а по экспорту долгое время шел на втором месте за Саудовской Аравией. Перед исламской революцией 1979 года объем производства нефти в стране составлял 6 млн баррелей в сутки (10% тогдашней глобальной добычи), из которых львиная доля шла на внешние рынки. К 1981 году он упал до полутора миллионов. Долгое время восстановить добычу не удавалось из-за внутренних неурядиц и ирано-иракской войны, но после того как ситуация внутри исламской республики более или менее успокоилась, возникли проблемы взаимоотношений с США, которые регулярно вводили разнообразные санкции и ограничения, касавшиеся в том числе и нефтяной промышленности.

Нефтегазовое месторождение Южный Парс в Иране

В 2012 году на фоне развития ядерной программы Ирана США и Евросоюз ввели против республики новый пакет санкций, который в полной мере запретил экспорт нефти в соответствующие юрисдикции. Вывоз нефти в другие страны был возможен, но связан с многочисленными затруднениями. После нескольких раундов переговоров в 2015 году санкции были сняты, но в 2018-м администрация Дональда Трампа вновь ввела их в полном объеме. Европейцы такую политику не поддержали, но были вынуждены идти в ногу с Вашингтоном. В очередной раз значительная часть иранской нефти ушла с рынка.

Сейчас, по словам советника делегации Ирана Мохаммада Маранди, готовность к сделке является исключительно высокой, а оставшиеся вопросы «разрешить будет не так уж трудно». Хотя еще недавно сделку считали мертвой, в данный момент для сторон настало время оптимизма, даже если и осторожного.

На что способен Иран

Что это означает для нефтяного рынка? Иран обладает пятыми в мире запасами нефти (и вторыми — газа, но газовая отрасль в стране является довольно отсталой и нуждающейся в масштабной программе развития, так что в теории его возможности по увеличению добычи если не безграничны, то очень велики). На практике всё намного сложнее, но тем не менее исламская республика способна нарастить показатели добычи на сотни тысяч баррелей в кратчайшие сроки, буквально на протяжении считаных месяцев. Что и продемонстрировала в 2015 году, когда добыча за три месяца выросла на 700 тыс. баррелей.

По словам президента Института энергетики и финансов Марселя Салихова, в настоящее время Иран добывает около 2,5–2,6 млн баррелей в сутки нефти, официальные объемы экспорта составляют около 0,4–0,5 млн баррелей.

Нефтеналивной танкер у терминала иранской компании Iranian Oil Terminals Company на острове Харк

— С учетом «серых» схем и экспорта нефтепродуктов, скорее всего, текущие объемы экспорта составляют около 2 млн баррелей в сутки. В период 2016–2018 годов Иран поставлял на мировой рынок около 3 млн баррелей в день. Таким образом, можно предположить, что потенциальные объемы, которые Иран может поставить на мировой рынок, составляют 1,0–1,2 млн бочек в сутки. Однако подобное увеличение потребует времени и займет около года, так это и происходило в 2015 году. Дополнительный объем добычи, который может нарастить Иран в течение нескольких месяцев, скорее всего, не превышает 500 тыс. баррелей в день, — пояснил он.

— По итогам июля этого года добыча сырой нефти в Иране составила 2,5 млн баррелей в сутки, при этом производственный потенциал страны оценивается МЭА в 3,8 млн баррелей в сутки, — говорит консультант VYGON Consulting Иван Тимонин. — При выходе на данный показатель все дополнительные объемы — 1,3 млн баррелей в день — потенциально могут быть направлены на экспорт.

По его словам, сроки выхода на полную мощность достаточно велики. Ключевым условием наращивания добычи в Иране является снятие западных санкций, для которого, в свою очередь, необходимо достижение договоренностей в рамках ядерной сделки. Однако заключение соглашения не означает, что добыча будет увеличена прямо на следующий день.

Строительство нефтехранилища на месторождении Южный Парс

— Наиболее вероятно, что в случае успеха переговорного процесса для отмены действующих в отношении страны ограничений потребуется определенное время — порядка полугода. После этого для выхода на потенциальный объем добычи иранской нефтяной отрасли потребуется порядка трех месяцев, — отметил эксперт.

Впрочем, Тимонин добавил, что существенное увеличение объемов поставок из Ирана может быть достигнуто сразу же после снятия санкций, поскольку на нефтебазах страны, а также в танкерах скопилось значительное количество готовых к экспорту запасов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *